Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сочинение по повести Горького «Трое»

14.01.2010

Следующее крупное произведение Горького — повесть «Трое» (1900) — знаменовало новую ступень в идейно-художественном развитии писателя. Основная проблема повести — выбор жизненного пути. Горький рассказывает о разных путях трех товарищей детства: Якова Филимонова — сына буфетчика, Ильи Лунева, привезенного в город из деревни, и Павла Грачева — сына кузнеца. Подобно Алеше Пешкову, живя в бедности и нищете, окруженные жадными и завистливыми людьми, все трое страстно увлекались чтением книг, рыцарских романов, уносивших их воображение в «страну чудесных вымыслов». Однако возвышавшиеся до небес неприступные замки, сверкающие золотом дворцы и подвиги рыцарей не могли заслонить от юных героев окружающую их бедность, грязь, грубость, пьянство, жадность, зависть. Одних это подавляло, других заставляло сопротивляться, искать выход.


Прослеживая три судьбы, Горький полемизирует с Толстым и Достоевским, с их философией смирения и непротивления. Жертвой смирения становится Яков Филимонов: неспособный к сопротивлению («Чтобы жить в этой жизни, надо иметь бока железные, сердце железное»), он уходит в религию, в бесплодные размышления о боге и дьяволе, о жизни и смерти. Внутренне опустошенный, больной чахоткой, покорившийся отцу, разбогатевшему в результате ограбления умирающего старика, Яков в полном смирении становится за стойку   отцовского буфета.


По-иному складывается жизнь у главного героя повести — Ильи Лунева. Он — активная, деятельная натура. Однако эта активность направлена не на преобразование жизни в интересах общества, а на устройство личного благополучия. Илья сознает, что он лучше Петрухи Филимонова, лучше мерзкого старикашки — купца Полуэктова, и вполне обоснованно требует себе лучшей доли в жизни. Загипнотизированный иллюзией «чистой жизни», Лунев не сразу замечает, что попал в мир жуликов, которых ненавидит, и с недоумением и ужасом, с увеличивающейся пустотой в душе сознает, что и он стал паразитом и эксплуататором. И именно то, что Илья не лишен благородства и в нем не уснула совесть, обусловило его драму, которая обостряется сознанием, что, убив и ограбив ростовщика, он стал и духовным наследником убитого, ибо подчинился законам капиталистического мира — человеконенавистничеству, алчности, зависти. В поисках «порядочной жизни», Лунев попал в мир подлости и лицемерия, корыстолюбия, вопиющей несправедливости.


Подобно Фоме Гордееву, Илья Лунев взбунтовался против окружающих его сытых, довольных и процветающих людей, вся жизнь которых — ложь, подлость и преступление. «Вот если бы я мог… уничтожить вас… всех!.. Кабы знал я, какой силой раздавить вас можно! Не знаю!..» Илья действительно не знал, какая сила сможет разрушить отвратительный буржуазно-собственнический мир. В этом была его трагедия. И все же это трагедия возрождения, а не гибели. Здесь важно заметить вот что: если Фома Гордеев, признав свое поражение в схватке с купцами, их силе противопоставил свою слабость («пропал… не от вашей силы… а от своей слабости»), то Илья все же считал себя сильным. Он лишь признает, что сам он оказался оторванным от той большой силы, которую он чувствовал в Павле Грачеве и его товарищах.


Итак, Илья Лунев — крестьянский паренек, ставший купцом. Но его история — это не история созревания купца, а история освобождения от всего купеческого и мещанского. Он сумел разбогатеть, но сумел и разорвать с тем миром, морали которого он было подчинился.


Совсем по-особому складывается жизненный путь третьего товарища — Павла Грачева. Он, как Илья, рано осиротел, с детства начал трудиться, — скачала у сапожника, затем — в типографии, работал слесарем-водопроводчиком. Жизнь была трудной, полуголодной, однако его не прельстила перспектива стать хозяином мастерской, как советовал ему Илья, предлагая деньги на обзаведение. Павел остался рабочим человеком. Познакомившись с социал-демократкой Софьей Медведевой, он связал свою судьбу с революционерами.


Павел Грачев еще не стал настоящим героем своего времени. В нем Горький еще только угадывает тип пролетарского революционера, каким станут Нил («Мещане»), Павел Власов и другие герои романа «Мать» и пьесы «Враги». Однако важно отметить, что путь борьбы за счастье людей труда Горький уже тогда связывал с революционной социал-демократией, с рабочим классом.


Более зрелый образ пролетарского революционера появляется в пьесе Горького «Мещане». Этой пьесой, а также написанной вслед за ней — «На дне» Горький начал свой славный путь драматурга. Он создал около двадцати драматургических произведений, сыгравших выдающуюся роль в истории русского и мирового театра, в утверждении социалистического реализма на сцене.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"