Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сочинение по роману Горького «Фома Гордеев»

14.01.2010

Начало нового этапа в творчестве Горького связано с его романом. «Фома Гордеев» (1899), посвященным изображению «хозяев жизни», представителей русской буржуазии — купечества, с которыми мы уже встречались в некоторых рассказах Горького 90-х годов. Писатель особенно глубоко постиг мир капитала, когда в качестве корреспондента «Нижегородского листка» и «Одесских новостей» несколько месяцев провел на Всероссийской торгово-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 896 году. Именно в это время были написаны его рассказы о «хозяевах»: «Тоска», «Тронуло», «Колокол» и др.


В «Фоме Гордееве» Горький на первый план выдвигает проблему морали. Он ставит перед собой задачу показать, как подлинно человеческое начало вступает в противоречие с лицемерной, лживой, а часто и откровенно циничной моралью капиталистов. В романе показана группа «хозяев», представляющих разные социально-психологические типы русского купечества. Среди них есть и представители старых, патриархальных первонакопителей и тех, кто, почувствовав свою экономическую силу, рвется к политической власти. К купцам первого типа относится крупный лесоторговец и пароходчик Ананий Шуров, прообразом которого, как свидетельствует автор, был нижегородский купец Гордей Чернов, отличавшийся необузданным самодурством и жестокостью. К богатству Шуров шел через целую цепь преступлений. Он разбогател на том, что с помощью беглого каторжника делал фальшивые деньги, затем убил его и труп сжег вместе с банькой, где каторжник прятался от людей. Через преступления пришли к богатству Луп Резников, Кононов, Зубов, Робустов и другие купцы, изображенные или упомянутые в романе. «Среди этих людей,— пишет Горький,— нет почти ни одного, о котором Фоме не было бы известно чего-нибудь преступного».


Эти люди ради денег готовы пойти на любое преступление — в этом суть капитализма, его «фамильная черта». Так показаны капиталисты не только Горьким. И. Франко еще в 80-е годы в повести нарисовал яркий тип хищника в образе Германа Гольдкремера, в душе которого постепенно «разгоралась страшная лихорадка, слепая жажда денег, она заглушала все остальные чувства, заставляла его не видеть никаких преград и манила его к одной только цели — богатству». Во второй редакции повести (907) Франко еще больше заострил черты хищника в характере Германа, подчеркнув, что для расширения своих богатств он не останавливается перед прямым грабежом, вступив в разбойничью шайку барышников. Не лишена основания мысль о том, что такое заострение образа Франко сделал под влиянием романа Горького, который он высоко ценил.


Иным, хотя не менее жестоким и беспощадным, представлен в романе Яков Маякин. Он не только богатый купец, крупный делец, но и идеолог класса. Если Шуров — враг просвещения и технического прогресса, считающий, что машина развращает людей («машины работают, а люди от этого балуются»), то Маякин готов человека подменить машиной: машину «завел — она и кует тебе рубли… без всяких слов, без хлопот… А человек — он беспокойный». Маякин и за просвещение, но такое, которое помогло бы нивелировать людей, превращать их в «простые кирпичи» «одной меры», чтоб удобно управлять: «как я хочу, так и положу». Маякин любит разглагольствовать о купечестве как носителе культуры. Хорошо понимая экономическую силу буржуазии, он считает, что купечество «по нынешним дням» вправе потребовать и политической силы, «простора» в делах государственных, «свободы действий».


Однако при всей самоуверенности, при всем оптимизме, с которым он смотрит на будущее купечества, Маякин, как человек трезвого и практического ума, не мог не почувствовать, что в мире назревают какие-то перемены, что для России наступают тревожные дни, жизнь становится беспокойной и неустойчивой: «Смутилась Россия, и нет в ней ничего стойкого: все пошатнулось!..»


Россия действительно «смутилась». Даже в купеческой среде появились люди, которые почувствовали фальшь собственнического мира. Именно таков главный герой романа молодой купец Фома Гордеев, «выламывающийся» из своего класса. Впрочем, Горький и Якова Маякина считал центральным персонажем, и для этого есть основания: Маякин и Фома — два полюса в романе, два центра, в них в наибольшей мере воплощена борьба двух тенденций, двух моралей — морали капиталиста и морали человека, стремящегося к здоровому жизненному началу. Маякин даже как бы заслоняет собой Фому. В то же время, как заметил Горький в письме к Чехову (август, 1899), Фома «загородил» Маякина от цензуры.


Не ограничиваясь изображением буржуазного класса и людей, поднимающих бунт внутри этого класса, Горький пытается найти те силы, которые могли бы повести осознанную борьбу за изменение жизни. И хотя писатель и сам еще ясно не представлял эти силы, взоры его все чаще обращались в сторону людей труда, в сторону рабочего класса. Образы рабочих в «Фоме Гордееве» не занимают много места, однако они играют в нем важную роль. Первый протест против хозяев мы слышим из уст матросов на пароходе Игната Гордеева; матрос Ефим, называя хозяина кровососом, гневно говорит: «…драть с меня шкуру, которой я не продал… Это уж без совести! Ишь ты, какой мастер соки-то из людей выжимать».


Образы людей труда, особенно рабочих-наборщиков, наиболее грамотных в среде рабочего класса, с которыми журналист Ежов знакомит Фому во время загородной прогулки, придают роману особое революционное звучание. «Будущее принадлежит людям честного труда… Великая работа предстоит вам!» В этих словах Ежова выражена горьковская вера в силы и возможности народа.


 



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"