Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Абсолютная вершина Щедрина в искусстве его беспощадного реализма – роман «Господа Головлёвы»

7.06.2011

«Это роман – монография» в центре которого судьба одной семьи, история гибели всех её членов. Повествование в каждой главе «истории умертвений» представителей головлёвского рода создаёт форму семейно – психологического романа, использованную для выражения острых общественных и нравственно – психологических проблем. Это определило основу синтаксической системы романа: беспристрастный рассказ, хроника жизни семьи. Автор то комментирует необычные по логике поступки героев, то сливается с персонажем, и повествование переходит в рассказ с позиций героя.


Форма эпического повествования определила частотность сложносочинённых предложений изъяснительного типа, в том числе в составе сложных предложений с развёрнутыми предикативными единицами. Подобные структуры предложения, являющиеся доминантными в тексте, служат органической передаче сложной философско – психологической мысли писателя, его рассуждающей манере.


Сложные предложения в тексте обладают текстообразующей функцией, т. е. участвуют в формировании текста, в концентрировании вокруг себя определённых лексических и синтаксических единиц, а также обладают определёнными целевыми установками, что тесно связано с особенностями стиля Салтыкова – Щедрина и жанра его произведения.


Синтаксическую организацию романа характеризуют два типа повествования. С одной стороны, здесь присутствует синтаксически замедленный темп, снимающий напряжённость тона изложения: «Иудушка приехал рано утром на другой день; Арине Петровне было уже значительно хуже. Обстоятельно расспросил он прислугу, что маменька кушала, не позволила ли себе чего лишненького, но получил ответ, что Арина Петровна уже с месяц почти ничего не ест». [Салтыков - Щедрин, 1979, с.137]. С другой стороны, в них даётся добавочное комментирование, пояснение, оценка, возникающие в процессе высказывания: «Но Арина Петровна очень хорошо поняла, что Порфишка


- кровопивец только петлю закидывает, и потому окончательно рассердилась». [Салтыков - Щедрин, 1979, с.43] Таким образом, мы обнаружили, что в романе М. Е.Салтыкова – Щедрина «Господа Головлёвы» преобладают сложные синтаксические конструкции, играющие текстообразующую функцию, в связи с чем мы получили богатый исследовательский материал. Обратившись к сербскому переводу романа, мы увидели, что в этом тексте сложные предложения преобладают над простыми. В соотвествии с этим проследим способы передачи русских сложносочинённых и сложноподчинённых предложений в тексте перевода. В русском тексте романа «Господа Головлёвы» насчитано всего 432 сложного предложения, а в сербском варианте – 414. Из них сложносочинённых предложений в тексте оригинала – 146, в тексте перевода – 142; а сложноподчинённых – 213 – 184 соответственно.


Из всех сложных предложений в русском и сербском текстах преобладают сложноподчинённые предложения. Сложноподчинённых предложений в русском тексте насчитано 213, что составляет 50% от общего числа сложных предложений, а в сербском тексте – 184, что составляет 44% от общего числа сложных предложений в данном тексте. [см. Приложение 1]


Наибольшее количество в русском и сербском текстах насчитано изъяснительных предложений: в русском – 87, это 40% от сложноподчинённых предложений , а в сербском – 63, что составляет 34% от общего числа сложноподчинённых предложений [см. Приложение 1]:


Она и сама смутно понимала, что вологодская деревнюшка только на время освободит её…(русс.,с ). В данном предложении использован союз ЧТО, указывающий на изъяснительные отношения, также в составе предложения присутствует в качестве опорного слова глагол мысли – понимала, который обуславливает семантическую структуру как сообщение о каком – либо факте. В сербском предложении используется союз ДА, соответствующий русскому союзу ЧТО: И она је мутно есећала да ће вологодско сеоце њу само за неко време ослободити… (серб., с.).


Следующий пример демонстрирует переход сложноподчинённого предложения изъяснительного типа в бессоюзное сложное предложение:


…можно обязательно с него стребовать, что он от папеньки отделён и всем доволен.(русс., с.). Это изъяснительное сложноподчинённое предложение, и союз ЧТО выражает данный тип отношений, слово стребовать является опорным, обозначая продукт мыслительной деятельности. …може се од њега узети документ : да је са очевином намирен, и потпуно задовааљан.(серб., с.). В этом предложении предикативные единицы соединены знаком препинания, таким образом сложноподчинённое предложение становится бессоюзным. Ещё один пример бессоюзия: Но он бледнел всё больше и больше и чувствовал, что начинает знобить.(русс., с.). Здесь использован союз ЧТО и опорным словом является слово чувствовал. На сербский язык это предложение переведено как бессоюзное предложение перечислительного характера: Степан Владимирић све је бле? у и бле? у; осетио је да га зној пробија. Несмотря на такое построение предложения, общий смысл не меняется, поэтому мы можем считать перевод адекватным: Степан Владимирович всё бледнел и бледнел; чувствовал, что его пробирает озноб. Наблюдались случаи перехода сложноподчинённых предложений изъяснительного типа в бессоюзные, но, как правило, предложения данного типа передаются с русского языка на сербский соответственно. В связи с чем мы можем говорить об адекватности перевода изъяснительных сложноподчинённых предложений.


Следующими по количеству идут определительные сложноподчинённые предложения: в русском и сербском текстах насчитано 45 единиц [см. Приложение 1]: При разборе наблюдались случаи перехода предложений данного типа в сложносочинённые предложения соединительные, но это компенсировалось передачей этими предложениями русских причастных оборотов. Например:


Признаки нравственного отрезвления, появившиеся было в те часы…(русс., с.31). Это простое предложение с причастным оборотом переведено на сербский язык как определительное предложение: Знаци моралног освешћења, који су се били показали…(серб., с.48). Причастный оборот заменён придаточным определительным, таким образом мы получили: признаки нравственного отрезвления, которые появились было в те часы…. Общий смысл предложения не изменился, поэтому мы можем признать такой способ передачи русских причастных оборотов следующим образом.


Как правило, для выражения определительных отношений в сербском переводе используются однозначные с русскими союзные средства:


Степан Владимирыч, старший сын, о котором преимущесвенно идёт речь…(русс., с.8). – Степан Владимирић, најстарији син, о којем ће у овој причи пре свих осталих бити разговора…(серб., с.14) В русском и сербском предложениях употреблены типичные для обоих языков изъяснительные союзы О КОТОРОМ – О КОЈЕМ, одинаково определяющие подлежащее главного предложения Степан Владимирыч.


Но наиболее употребляемым в сербском тексте является союз ЧИЈИ:


Павлуша не мог оторвать глаз от своих новых сапог, на кончиках которых так и переливались лучи солнца.(русс., с.45), а в сербском тексте стоит другой союз: Павлуша изгледало је своих нових чизама, на чијм врховима се преливали зраци сунцо.(серб., с.68), причём замена союза не приводит к изменению смысла предложения, можно было и оставить тот же союз. В выборе союза здесь, возможно, сильно повлияла традиция сербского языка, в связи с чем употребление конструкций с ЧИЈИ очень распространено.


При разборе наблюдались случаи перехода предложений данного типа в сложносочинённые предложения соединительные, но это компенсировалось передачей этими предложениями русских причастных оборотов.


Говоря о другом виде сложноподчинённых предложений – предложениях времени следует заметить, что их количество в русском и сербском текстах 26 [см. Приложение 1]:


Страницы: 1 2 3


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"