Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Предложение как единица синтаксиса

30.05.2011

Сложность, многоаспектность предложения затрудняет выработку его определения. Существует множество определений этой синтаксической единицы, к которым продолжают присоединяться новые. Адекватное определение должно содержать указание на родовую принадлежность определяемого явления, и, вместе с тем, в нем должны быть отмечены те из множества присущих ему свойств, которые обуславливают специфику именно данного явления, составляя, таким образом, его сущность.


В истории разработки русского синтаксиса можно отметить попытки определения предложения в плане логическом, психологическом и формально – грамматическом. Представитель первого направления Ф. И. Буслаев определял предложение как «суждение, выраженное словами». [Буслаев, 1959, с.258] Буслаев так же полагал, что «в языке находят свое выражение точное отражение и выражение логические категории и отношения». [Буслаев, 1959, с.270]. Исходя из того, что «грамматическое предложение вовсе не тождественно и не параллельно с логическим суждением», представитель второго направления А. А. Потебня рассматривал предложение как «психологическое (не логическое) суждение при помощи слова, т. е. соединение двух мысленных единиц: объясняемого (психологического субъекта) и объясняющего (психологического предиката), образующих сложное предложение». Существенным признаком предложения он считал наличие в нем глагола в личной форме. [Потебня, 1958, с. 81-84]. Ф. Ф. Шахматов построил свою теорию предложения на логико – психологической основе и так определил предложение: «Предложение – это единица речи, воспринимаемая говорящим и слушающим как грамматическое целое, служащее для словесного выражения единицы мышления». Психологической основой предложения Шахматов считал сочетание представлений в особом акте мышления [Поспелов, 1990, с. 127]. Основоположник формально-грамматического направления Ф. Ф. Фортунатов рассматривает предложение как один из видов словосочетания: «Среди грамматических словосочетаний, употребляющихся в полных предложениях речи, господствующими являются в русском языке те именно словосочетания, которые мы в праве назвать грамматическими предложениями, т. к. они заключают в себе, как части, грамматическое подлежащее и грамматическое сказуемое».


Члены предложения представителями этого направления определялись с морфологической точки зрения, т. е. характеризовались как части речи. [Фортунатов, 1956, с.188-189]. В. В. Виноградов за основу определения предложения берет структурно – семантический принцип: «Предложение – это грамматически оформленная по законам данного языка целостная единица речи, являющаяся главным средством формирования, выражения и сообщения мысли». [Виноградов, 1955, с.254]. Для того, чтобы дать операционно применяемое определение предложения, следует исходить из его формальных или функциональных признаков. В академическом языкознании мы находим такое определение предложения: «Предложение – минимальная единица человеческой речи, представляющая собой грамматически организованное соединение слов, обладающее известной смысловой и интонационной законченностью. Будучи единицей общения, предложение вместе с тем является единицей формулирования и выражения мысли, в нем находит свое проявление единство языка и мышления. Предложение может выражать вопрос, побуждение и т. д. Грамматическую основу предложения образуют предикативность, складывающаяся из категорий времени, лица, модальности и интонация сообщения». [Розенталь, 1976, с.311]. Мы считаем возможным остановиться на данном определении как на наиболее объективном и доказательном. Хотя мы не можем не заметить, что до сих пор существуют прения по поводу определения синтаксической единицы, что еще раз доказывает то, что предложение – это сложная по своему устройству единица. Нет единого мнения и по поводу определения сложного предложения. Если простое предложение является монопредикативной единицей и в нем выражается «единая соотнесенность с ситуацией речи, оценка говорящим сразу всего объективного содержания» [Белошапкова, 1981, с.367], то сложное предложение является полипредикативной единицей, в нем дается «раздельная соотнесенность с ситуацией речи, оценка говорящим объективного содержания по частям». [там же].


Предикативные единицы сложного предложения, хотя и построенные по моделям простого предложения, находятся в таком тесном взаимодействии в смысловом и грамматическом отношении, что расчленить сложные предложения на отдельные самостоятельные простые предложения бывает большей частью невозможно, так как части сложного предложения объединены и структурно, и по смыслу, и интонационно. Такого мнения придерживаются такие ученые, как Ф. И. Буслаев: «Из совокупности двух или нескольких предложений составляется сложное, так называемое в отличие от простого, не соединенного с другим». [Буслаев, 1959, с.279]. «Синтаксическим целым» называет В. В. Виноградов сложные предложения. [Виноградов, 1955, с.287]. Д. Э.Розенталь даёт более широкое определение сложного предложения: «Сложные предложения – предложения, состоящие из двух или нескольких частей, по форме однотипных с простым предложением, но образующих единое целое, смысловое, конструктивное и интонационное целое». [Розенталь, 1976, с.432]. В германистике следующее определение: «Сложное предложение по структуре противостоит простому, оно полипредикативно, т. е. предикативное отношение, характеризующее взаимные отношения подлежащего и сказуемого, представлено в предложении два и более раза. Составляющие сложного предложения традиционно рассматриваются тоже как предложения. Возможно, впрочем, это просто не совершенство терминологии». <…> (Так, в английском языке для обозначения полипредикативной единицы используется термин «clause»*). «Придаточное – не предложение уже потому, что оно лишено самостоятельной коммуникативной значимости.


Оно используется в процессе и в целях речевой коммуникации лишь в качестве составляющей большей синтаксической единицы – сложного предложения. Даже части сложносочиненного предложения неадекватны как единицы коммуникации. Зачастую их взаимные отношения причины – следствия, определенной временной организации и т. п., и разорвать их, выделить каждую из частей сложносочиненного предложения в самостоятельное предложение, значит ослабить или разорвать существующие между ними синтаксическую и семантическую связи. К тому же неоконченные части сложного предложения свою синтаксическую связь с себе подобными могут передавать и интонацию. Будучи изолированными от остальной части сложного предложения, такие конструкции оказываются и интонационно отличными от предложения. <…> Связь между частями сложного предложения осуществляется посредством союзов, указательных слов (местоимений), других специальных слов (наречий, вводных слов и т. п.), структурной неполноты какой-либо части и общая для всех частей предикативной единицы. «Порядок следования предикативной единицы в сложном предложении может быть относительно свободным или закрытым:


Структуры гибкие, допускающие варианты в порядке расположения предикативной единицы; структуры негибкие, не допускающие перестановки частей без отделения союза или союзного слова от второй части. В связи с этим сложные предложения могут быть:


Открытой структуры, когда количество предикативной единицы может быть увеличено;


Закрытой структуры, когда сложные предложения составляют разнородные части». [Козырева, 1987, с.20]. Классификация сложных предложений определяется средствами связи их предикативной единицей: в зависимости от того, что связывает в одну синтаксическую единицу их предикативные единицы – союзы или интонация, различаются сложные предложения с союзной связью и с бессоюзной. Сложные предложения с союзной частью делятся на сложносочиненные и сложноподчиненные предложения в зависимости от типа союза:


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"