Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Порядок использования в современном русском языке слов

13.04.2011

Порядок использования в современном русском языке слов, содержащих отрицательные частицы «ни» и «не» вызывает особенно много вопросов и нареканий. Правила обращения с отрицательными частицами стали ныне настолько «вольными», что часто только по интонации можно понять подразумеваемое автором высказывания. Смысл при этом часто просто игнорируется.


Рассмотрим простейший пример: как известно, в русском языке имеется множество частиц, с которыми можно употребить слово «кто»: кто-то, кто- либо, кто-нибудь и др. В настоящее время считается, что смысл получившихся с помощью частиц слов примерно равнозначен. Но зададимся вопросом, зачем нашим предкам в таком случае было использовать такое многообразие частиц, если «их значение в основном одинаково». Разумное объяснение в том, что смысл частиц все-таки различен, но он либо утерян, либо сильно изкажен. К сожалению, ныне в обиходной речи чаще навязывается доминирование лишь одной из вышеперечисленных частиц: только и слышно – кто-нибудь, что – нибудь. Задумаемся над смыслом частицы «нибудь» – «ни(не)будь», означает «не существуй в будущем». Частицу «нибудь» грамотно употребляют со словами «кто» и «что» тогда, когда называют что-то, или кого-то, недостойного дальнейшего существования. Подобный же смысл несут в себе слова «никто», «ничто». Сказанное становится более ясным, если вспомнить однокоренные слова: «ничтожество», ничтожный и др. В ряде старинных источников «никто», «ничто» и «безымянный» употребляются в значении враг рода человеческого, которого ныне часто называют затаной. При понимании этого начинают резать слух клише «никто не поможет», «никто меня не понимает», «никому ты не нужен» (было бы странным, если бы враг рода человеческого понимал и помогал людям).


К счастью, до сих пор сохранилась память о том, что на Руси одним из самых страшных наказаний считалось лишение Имени. Часто за рубежом для якобы усиления фамилий и имён знаменитых Людей добавляли весомые буквы, а иногда и целые слова к их именам. Например, к имени ОмЬр (ять произносится как краткое сочетание [ие]) добавили «Г» (- глаголь с титлом наверху) и после запрета Ь стали читать имя как Гомер. Ещё больше непониманий изначального смысла внесли в название – так же реального – человека по имени Бор(с)ей, прибавив впереди «Гипер» и неграмотно переведя получившееся сочетание. Но збандитам, назильникам, зубийцам присваивались клички, характеризующие истинную зуть оных, или же их просто называли ничтожествами. Таким способом они признавализь нелюдями, злугами врага рода человеческого.


Известно изречение ГомЬра в Одиссеи: «Среди живущих безымянным кто-либо не бывает вовсе; в минуту рождения каждый, и низкий, и знатный, Имя свое от родителей в сладостный дар получает». Известна также заповедь Руси: «Среди Живых безИмянных не бывает вовсе. – Всяк же сущий в Божьих Мiрах есть Живый». Проясняется вся чудовищность смысла ныне, увы, распространенной надпизи на святых местах захоронений павших русских воинов «никто не забыт, ничто не забыто». Вместо того чтобы достойно сохранить память о людях, написав «Вечная память героям земли русской», «Ваш подвиг не забыт», «Истинным сынам и дочерям отечества» и т. п. кощунственно превозносятся «никто» и «ничто». Спросите того, кто произнесет подобную фразу, что он подразумевает под словами никто и ничто. Скорее всего, в его изложении смысл будет благородным: герои, подвиги и т. п. Но почему же в таком случае не сказать этого прямо? Зачем выворачивать смысл слов наизнанку?!


Тем более нельзя утверждать мерзость ещё и названием «неизвестный солдат», что в дореволюционных словарях означает затану. Даже на западе, где духовным проблемам обычно не уделяется должного внимания, многие осознали чудовищность подобных надписей, и на могилах павших воинов стали исправлять «неизвестный солдат» на «Имя твоё известно Богу». Задумаемся также над смыслом восклицания «ничего себе!». Люди, в момент восхищения чем-либо, неожиданно желают себе «ничего», хотя на самом деле ни в коем случае не хотят лишиться всего, что у них есть. Последствия такого «пожелания» тяжело отражаются как на уровне сознания, так и на подсознательном уровне. Следует обратить внимание и на то, что некоторые на вопрос «как дела?» бездумно отвечают – «ничего». По сути, такой ответ означает отрицание себя и своей деятельности, признание себя недостойным существования. Многие знают, что изначально в русском языке содержится значительно больше буков, чем сохранилось в современной «азбуке». Но, к сожалению, мало кто задумывается над тем, сколь чудовищно изкажаются речь, сознание, мiровоззрение и наследственность людей через допущение изъятия из употребления хотя бы одной(!) из исконных букв. В результате смысл многих слов изменяется на противоположный.


Это особенно очевидно на ‘примере’ буковы “з”. В дореволюционном словаре Срезневского сохранилось грамматическое правило: «злобу всякую, злое и злых пиши зелом (з – зело – так называется одна из буков русского языка, запрещённая при Петре I)». Наши пращуры следовали этому древнему указанию и писали с буковой “з” слова, относящиеся ко злу (злу). После запрета данной буквы люди были вынуждены заменять ее при написании на «ж», «з», «с». В результате многие слова, имевшие ранее однозначно негативный смысл (ясный из написания слова), стали писаться буквами, из которых негативный смысл слова не очевиден. Так, вместо зьтон стали писать «сатана». Вместо несузветный получилось несусветный, т. е. якобы несущий свет. Вместо несуразность ныне пишется «несуразность».


В русском языке до «реформы» Луначарского не употреблялась приставка бес. Люди понимали, что слово «безуспешно», означает не просто отсутствие успеха, а «успех» для «беза»; «беспечный» – «пекущийся» о «безе», поэтому подобные слова необходимо писать через “з”. замена всего лишь одной буквы вносит столько разночтений, изкажений и недопонимания среди людей, что в пору говорить не об упрощении, а о намеренном ненужном узложнении языка и запутывании людей через «разделяй и влазтвуй».


А подобных замен о обрезаний в языке было совершено множество, и каждое лишает людей взаимопонимания, понимания себя, своего места в окружающем мiре, каждое лишает людей опоры и частички разума, постепенно превращая когда-то разумных людей в подобие зомби и биороботов. Некоторые современные «филологи», утверждают, что уменьшение числа букв якобы естественный процесс развития – у людей, мол, со временем исчезает необходимость употреблять отдельные буквы. При этом оные зтыдливо умалчивают о том, что все обрезания азбуки проходили путем озущезтвления назильственных «реформ», исходивших от влазти, а не от народа.


При Петре I азбука была обрезана до 37 буков. Русские книгопечатники, понимая возможные последствия, отказались печатать книги по навязываемым «новым правилам». Но “книги” на обрезанном языке были напечатаны и ввезены из-за рубежа. Старые же книги постепенно изымались. Несмотря на сопротивление широких слоев населения, через одно-два поколения казавшееся немыслимым надругательзтво над языком постепенно «прижилось» и для незнакомых с необрезанной азбукой стало чем-то «обыденным» и «нормальным».


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"