Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Роман Г. Я. К. Гриммельсгаузена «Симплициссимус»

24.04.2011

Сюжет романа основан на приключениях главного героя – Симплиция, деревенского «простака». Его имя вымышленное и означает «Простой из простейших». Хронология романа, как отмечает А. А. Морозов, – это хронология героя, его сюжетное время, а не исторических событий самих по себе. Действительно, автор предлагает взглянуть на мир глазами Симплиция. Он проводит своего героя по дорогам Тридцатилетней войны, отправляет его на шабаш ведьм и к центру Земли. Все приключения Симплиция даны с одной целью – доказать читателям, что мир полон безумия, главным из которых автор считает войну. Сталкивая героя с разными людьми, Гриммельсгаузен знакомит читателя с ужасами войны, для чего нередко с натуралистической точностью описывает казни, пытки, мародерство, насилие. Антивоенные мотивы пронизывают весь роман. Встреча с Юпитером, диалог персонажей свидетельствуют о серьезных философских размышлениях писателя над судьбами немецкого общества. Маска сумасшедшего, надетая на его героев, позволяет говорить не только правду, но и рисовать мечту о светлом будущем. Именно такую красивую мечту раскрывает Симплиций. Но социальная утопия так и остается несбыточной мечтой. Гриммельсгаузен смеется над ее создателями и последователями, завершая диалог сценой, в которой Юпитер при всех снимает с себя штаны и вытряхивает блох.


Композиция книги достаточно проста, так как связана она с постоянным движением Симплиция по дорогам войны. Однако в структуре романа переплелись многие традиции и тенденции, характерные для немецкой литературы барокко. Огромный пласт составляет фольклорная традиция – сказки, фаблио, шванки, различные легенды и сказания, в том числе о привидениях, о кладах, и многое другое. Кроме того, при создании романа Гриммельсгаузеном широко использовались сборники «апофегм» – сентенций и афоризмов, «обычно прикрепленных к историческим лицам (традиционная форма жанра). Они служили для украшения устной и письменной речи, проповеди и застольной беседы»[20]. О связи с этой традицией свидетельствуют многочисленные эпизоды романа, в которых описываются различные «собеседования», а также некоторые особенности повествования, раскрывающие мир Симплиция, точнее, различные уровни «зрелости» героя в тот или иной период его жизни.


Особое место в романе занимает аллегория. «Она возникает в романе как «сновидение» или аллегоризированная притча и сопровождает развитие сюжета на его переломных этапах»[21]. Так, однажды Симплицию во сне предстает картина мира. В этот мир он вступает после смерти своего учителя – отшельника. Во сне Симплиций видит своеобразное генеалогическое древо, раскрывающее понимание героем и самим автором общественной жизни и ее законов. Такая картина мира сильнее любых открытых выступлений против войны и беззакония: «На каждой вершине сидело по кавалеру, а сучья заместо листьев убраны были молодцами всякого звания, некоторые из них держали долгие копья, другие мушкеты, пищали, протазаны, знамена, а также барабаны и трубы… Корень же был из незначащих людишек, ремесленников, поденщиков, а большею частию крестьян и подобных таким, кои тем не менее сообщали тому древу силу и давали ему ее вновь, коль скоро оно теряло ее; и они даже заменяли собой недостающие опавшие листья, себе самим еще на большую пагубу!» Это дерево опиралось всей своей массой на корни, которая давила «их такою мерою, что вытягивала из их кошелька все золото, будь оно хоть за семью печатями. А когда оно перестало источаться, то чистили их комиссары скребцами, что прозывают военною экзекуциею, да так, что исторгали у них из груди стоны, из глаз слезы, из-под ногтей кровь, а из костей мозг».


В следующих двух главах Гриммельсгаузен уточняет картины «сновидения», показывая развращенность общества и армии. Он смеется над удачливыми и неудачливыми ландскнехтами, которые любыми путями стремятся достичь продвижения по службе: «Над ними возвышались еще другие, которые и более возвышенное имели воображение, понеже начальствовали над нижними; их прозывали Обломайдубинами, ибо битьем, плевками и бранью начищали они копейщикам спины и головы, а мушкетерам заливали масло за шкуру, чтобы было чем смазывать мушкеты. Выше на стволе сего древа шло гладкое место или коленце без сучьев, обмазанное диковинными материями и странным мылом зависти, так что ни один молодец, будь он даже дворянин, ни мужеством, ни ловкостью, ни наукой не сумеет подняться по стволу, как бы он там – упаси бог! – ни карабкался, ибо отполирован тот ствол ровнее, нежели мраморная колонна или стальное зеркало. Над сим местом сидели те, что со знаменами; одни были юны, а другие в преклонных летах; юнцов вытянули наверх сватья да братья, а старики частию взобрались сами либо по серебряной лесенке, кою прозвали Подмазалия, либо на ином каком снаряде, сплетенном для них Фортуною из чужой неудачи». В какой-то момент почудилось Симплицию, что над древом, «простершим сучья свои над всею Европой…на вершине его восседал бог войны Марс»:


Могучий дуб от бури надломился И, сучья потеряв, к погибели склонился. Когда в усобице на брата брат пойдет, Весь свет в сумятице вверх дном перевернет.

Так завершается это аллегорическое сновидение Симплиция. Аллегория отражала не только события Тридцатилетней войны, но и была наполнена достоверными подробностями общественной жизни Германии и Европы того времени.


На протяжении всего романа Симплиций видит изнанку жизни. Но он не сдается. Напротив, он постоянно борется за свою судьбу, сопротивляется обману, коварству. Писатель вкладывает в своего героя, в его мысли и поступки барочное представление о мире, которое подкрепляется ужасами реальной действительности. Симплиций пытается уйти от этих ужасов в мир природы, пытается забыться в лесу после похорон Херцбрудера. Он признается: «Я – мяч преходящего счастья, образ изменчивости и зерцало непостоянства жизни человеческой».


Однако роман Гриммельсгаузена отражает не только трагическое ощущение мира главным героем. Он показывает и то, как после многих потерь, унижений и обид Симплиций не перестал верить в жизнь. Он по-прежнему оставался добрым, щедрым, доверчивым человеком. Конечно, в образе Симплиция нет никакой идеализации. Он грешит, как многие обычные люди, например, любит прихвастнуть, рассказывая о своей доблести. Но главное, что действительно привлекает в Симплиции, – его доброта и бескорыстие, наивность и непосредственность. По мнению А. А. Морозова, Симплициссимус – это пикаро, ставший отшельником. Но все его приключения и похождения, его взаимоотношения с людьми, с которыми его сталкивала жизнь, свидетельствуют, что в отличие от пикаро Симплиций не равнодушен к людям, к их страданиям. Он, наоборот, думает о крестьянах, потому что на крестьянском дворе сложилась его личность. В результате, как заметил Б. И. Пуришев, «эпос больших дорог превращается в летопись всенародных бедствий, порожденных эгоизмом господствующих сословий»[22].


В конце романа Симплиций снова ощутил себя отшельником. Отшельничество он начал осознавать как еще один вид паразитизма. Герой признается: «Поначалу, когда я был в тех местах еще внове, бродил я от дома к дому в ближних долинах и снискивал себе пропитание милостынью, однако ж не брал ничего сверх того, в чем у меня была нужда, особливо же презирал я деньги, что все окрестные соседи почитали превеликим чудом и как бы своего рода апостольской святостью. Но как только узнали, где я живу, то кто бы ни отправлялся в лес за своим делом, всегда приносил мне что-нибудь съестное… Так что у меня не только не было недостатка в хлебе, масле, соли, сыре, сале, яйцах и других подобных припасах, а скорее изобилие, от чего я не становился благочестивее, а, напротив, чем далее, тем нерадивее, леностнее и хуже, так что меня уже почти можно было назвать лицемером или продувным святошей».


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"