Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Рождение романа-эпопеи «Тихий Дон»

18.04.2011

Судьба Григория стала символом трагических судеб русского казачества. И потому, проследив весь жизненный путь Григория Мелехова, начиная с истории рода Мелеховых, можно не только раскрыть причины его бед и потерь, но и приблизиться к пониманию сущности той исторической эпохи, чей глубокий и верный облик мы находим на страницах Тихого Дона, можно многое осознать в трагической судьбе казачеств и русского народа в целом. Григорий немало унаследовал от своего деда Прокофия: вспыльчивый, независимый характер, способность к нежной, самозабвенной любви. Кровь бабки турчанки проявилась не только во внешнем облике Григория, но и в его жилах, и на полях боёв, и в строю.


Воспитанный в лучших традициях русского казачества, Мелехов смолоду берёг казачью честь, понимаемую им шире, чем просто военная доблесть и верность долгу. Основное его отличие, от простых казаков, заключалось в том, что его нравственное чувство не позволяло ему ни делить свою любовь между женой и Аксиньей, ни участвовать в казачьих грабежах и расправах. Создаётся такое впечатление, что эта эпоха, посылающая Мелехову испытания, старается уничтожить, либо сломить непокорного, гордого казака. Первым таким испытанием становится для Григория его страсть к Аксинье: он не скрывал свои чувства, готов был ответить за свой проступок в казачьей среде. На мой взгляд, было бы намного хуже, если бы он, юный казак, тайком наведывался к Аксинье. Когда же он понял, что не в состоянии порвать окончательно с прежней любовницей, оставляет хутор и уходит с Аксиньей в Ягодное, пусть не соответствуя расхожему образу казака, но всё-таки прислушавшись к своему нравственному чувству и не отказавшись от самого себя. На войне, честно выполняя свой казачий долг, Григорий не прятался за спинами товарищей, но и не кичился безрассудной храбростью. Четыре Георгиевских креста и четыре медали вот ценное свидетельство того, как держал себя Мелехов на войне. Григорий Мелехов выделялся в среде прочих казаков, хотя и лишён сверхчеловеческого налёта, которым авторы обычно наделяют своих главных героев. Неизбежные убийства, которые Григорий совершает в бою, совершаются им холодным оружием, что значит в равном бою. Он ещё долго себя упрекал и не мог себе простить убийство безоружного австрийца.


Ему противно насилие и тем более убийство, по тому что сущность характера Григория любовь ко всему живому, острое ощущение чужой боли. Всё, о чём он мечтает вернутся в родной курень, заняться любимым хозяйством. Но он казак, удостоившийся за свою доблесть офицерского звания, который с молоком матери впитал неписанные казачьи представления о чести и долге. Это и предопределило трагическую судьбу Мелехова. Он вынужден разрываться между тягой к родной земле и долгом воина, между семьёй и Аксиньей, между белыми и краснымиРазговор с Мишкой Кошевым как нельзя лучше показал трагическую безысходность того рокового круга, в который попал Мелехов вопреки своей воле: Ежели б тогда на гулянке меня не собирались убить красноармейцы, я бы, может, и не участвовал бы в восстании. Не был бы ты офицером, никто б тебя не трогал. Ежели б меня не брали на службу, не был бы я офицером Ну, это длинная песня! Трагедия Григория Мелехова это трагедия русского казачества в целом. На чьей бы стороне казаки ни воевали, им хочется одного: вернуться в родной хутор, к жене и детям, пахать землю, вести своё хозяйство. Но вихрь истории ворвался к ним в курени, сорвав казаков с родных мест и бросив их в самое пекло братоубийственной войны, войны во имя идеалов, малопонятных, а то и чуждых большинству простых казаков. Однако как бы ни мотала казака война, если не омертвела его душа, то жива в ней тоска по земле, по родному хутору. С черной выжженной пожарами степью сравнивает Шолохов жизнь Григория в конце его пути.


Сильный, смелый человек стал легкой щепкой в бурном океане исторических перемен. Вот она – толстовская ничтожность личности в истории. Но как бы не был велик трагизм происходящего, надежду вселяет последняя символическая картина отец и сын, а кругом весело зеленеет молодая трава, трепещут над нею в голубом небе бесчисленные жаворонки, пасутся на кормовой зелёнке пролетные гуси, и вьют гнёзда, осевшие на лето стрепета.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"