Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Театр в творчестве Шехтеля

18.04.2011

«Весна – красна» – это театрализованное шествие, содержащее грандиозную программу коронационных торжеств на Ходынском поле. Действия и представления разворачивались в театрах – двух пантомимных, и двух драматических. Планировка самого поля была вариацией общепринятых в городских парках схем. В центре возведен круг – открытая сцена для показа главного представления – аллегорического народного шествия « Весна – красна ». К ней примыкал полукруг второй площади, обрамленной четырьмя открытыми театрами. За ним следовали, постепенно расширяясь, еще четыре полукруга площадей, образованных качелями, каруселями, открытыми эстрадами для песенников, молчановского хора, хора « Подснежник », фокусников, балагуров, оркестров, райков петрушек и т. д. Замыкались линии мелких строений двумя дугообразными корпусами будочек для раздачи провизии.


Эскизы декораций к сказке « Иван – Царевич» изображают Медный дворец Змея – Горыныча, избушку на курьих ножках Бабы – Яги в лунную ночь, дворец в лесу, площадь в старом русском городе. Вся декорационная часть и постройки выполнены по рисункам Шехтеля. Вот каков был план: « Прямо против входа будет устроен театр, где два раза в день будут даваться спектакли народных и волшебных пьес. С правой стороны, ближе к входу будет построен медный дворец « Змея – Горыныча », весь освященный красными огнями; тут и сам Змей – Горыныч, и его стража, и битва с Добрыней Никитичем. Далее по этой стороне будет представлена избушка на курьих ножках Бабы – Яги; избушка и местность освещены лунным светом. С левой стороны лес дремучий, где на горе во дворце проживает Соловей – Разбойник; тут же изображен будет бой Соловья – Разбойника с Ильей Муромцем; с левой же стороны подводное царство, где изображен будет Хрустальный дворец. В процессия, где будет весь русский сказочный мир, наиболее интересно шествие Царь – Девицы. Царь – Девица будет почивать в хрустальном гробу, а вокруг будет балет в невероятных сказочных костюмах. Посередине манежа будет окруженный водой « остров цветов », увенчанный серебряными беседками». У Лентовского же Шехтель, вероятно, встретился с К. Ф. Вальцем, знаменитым магом и волшебником Большого театра. Вальц постоянно занимался в театре Лентовского показом различных сценических чудес. Так как Вальц был менее изобретательным декоратором, чем Шехтель, он просит его сделать эскизы для своих декораций к мацартовской « Волшебной флейте».


В нынешнее время обладателем основной массы театральных произведений Федора Осиповича Шехтеля является декорационный отдел Центрального государственного театрального музея имени А. А. Бахрушина. Две папки с эскизами декораций, костюмов и архитектурных проектов были выделены в самостоятельное, хотя и небольшое собрание основателем музея из архива Лентовского. В афишном отделе того музея есть литы, выполненные по рисункам Шехтеля для театров и парков Лентовского. Наконец, в рукописном отделе в фондах братьев Поповых, М. В. Лентовского и А. А. Бахрушина встречаются дела, содержащие сведения о работах Шехтеля в театре, единичные афиши и программы.


Данный список дополняют, не принадлежащие к музейным собраниям, небольшой графический и текстовой материалы о Шехтеле в фонде Н. А. Попова в Центральном государственном архиве литературы и искусства СССР. Три раза переиздавшийся альбом организованного М. В. Лентовским в 1883 году народного гулянья « Весна – красна » и упоминание Шехтеля в мемуарах К. Ф. Вальца завершают известный на сегодня круг источников, из которого можно извлечь данные о сделанном Шехтелем для театра.


Однако, даже не смотря на такой малый объем информации, можно сказать, что театральная работа в творчестве Шехтеля конца 1870 – 1880-х годов занимала если не основное, то очень существенное место.


Шехтель был одним из самых активных участников и исполнителей режиссерских и постановочных идей Лентовского. Шехтель здесь выступает в роли художника, создателя эскизов костюмов, декораций, афиш и программ. Он в то же время является архитектором – проектировщиком. По проектам Шехтеля в парках Лентовского сооружались театры и открытые эстрады, павильоны, киоски галереи. В таком же духе сооружались постройки по его проектам для народных гуляний и праздников на открытом воздухе и в закрытых помещениях типа Манежа и залов Благородного собрания. Эта огромная по объему продукция – нечто среднее между декорацией и архитектурным проектом, а может быть, и то и другое одновременно.


Декорационная деятельность Шехтеля у Лентовского вплотную переплеталась с архитектурой. Временная архитектура парков, праздничная, легкая, выполнялась обычно из дерева и ярко раскрашивалась, а иногда делалась из брезента на деревянном каркасе.


Работу Шехтеля в театре и связь с Лентовским никак нельзя назвать случайностью. Шехтель, как и Лентовский, был уроженцем Саратова. Артистическую карьеру Лентовский начал с выступлений в летнем театре городского « Сада Шехтель ». Стационарный театр в Саратове также был построен братьями Шехтель ( дядей и полным тезкой будущего зодчего Федором Осиповичем и отцом Осипом Осиповичем ). « Сад Шехтель » был общедоступным развлекательным садом. Вполне вероятно, что, задумывая аналогичные проекты в столицах, Лентовский обратился к содействию молодого архитектора и рисовальщика.


Вся работа, проделанная Шехтелем и Лентовским в сотрудничестве, действительно грандиозна. Трудно говорить с полной уверенностью, составлял ли Шехтель проекты для первых антреприз Лентовского в 1877 году – « Семейного сада» на Пресне в Ботаническом отделении Зоологического сада и театра « Буфф », для которого переделывалось и расширялось помещение театра в бывшем пассаже Солодовникова на углу Петровки и Кузнецкого моста. Скорее всего составлял, так как в начинавшемся через год переоборудовании старого сада «Эрмитаж » на Божедомке он играл самую активную роль.


К. Ф. Вальц пишет, что Лентовский привел Эрмитаж с помощью Шехтеля в образцовый порядок. Что Вальц под этим подразумевал дополняет свидетельство самого Лентовского: « Желая увеличить удобства и удовольствие для посещающей публики, я выстроил в саду чайный буфет и открыл сцену, которая и посейчас принадлежит театру « Антей ». Не могу припомнить и перечислить эстрад, гимнастик, киосков, мелких содовых украшений, которые строились мною для украшения сада ».


Итак, мы рассмотрели, как формировалось мировоззрение зодчего, как определялась его будущая судьба. После училища живописи, ваяния и зодчества молодой, но уже достаточно опытный Федор Осипович Шехтель вышел в свет. Основную свою творческую энергию Федор Осипович направил на творчество в Москве. Он творил во многих других городах России, но Москва с самого начала очень понравилась зодчему. Строительство дач, особняков и отделка интерьеров московских домов разветвленной фамилии Морозовых, сопутствовавшие этим работам творческий успех и признание определили дальнейшую судьбу молодого Шехтеля.


Очевидно, запоздалое получение диплома техника-строителя в 1893 году одновременно с утверждением в Московской городской управе проекта особняка Морозова свидетельствует об окончательно созревшей внутренней решимости Шехтеля посвятить себя по преимуществу архитектурной деятельности. Одним из первых наиболее зрелых творений Шехтеля по праву можно назвать особняк, построенный по его проекту для З. Г. Морозовой на улице Спиридоновке. Здесь зодчий выбирает стиль, в котором доминирует архитектурное, а не декоративное начало. Он обращается частично к готике. Само по себе обращение Шехтеля к готике не представляло ничего нового, новым был характер использования ее образов. Система приемов, использованных Шехтелем в особняке Морозовой, – прямая противоположность системе, которую использовали зодчие в архитектуре 90 –х годов и применявшейся, в частности, самим Шехтелем в постройках русского стиля.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"