Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Сказка для театра в драматургии Карло Гоцци

21.02.2011

Родился в Венеции, принадлежал к одному из древнейших дворянских родов, чем чрезвычайно гордился. После разорения семьи пошел в армию, был направлен в Далмацию, где служил с 1741 по 1744 гг., эти годы навсегда отразили у него желание к военной службе. Систематического образования не получил, но много читал и был фанатичным театралом. В 1747 г. вступил в «Академию Гранеллески», которая имела шутливый характер: главой избирали глупейшего из членов и он становился объектом общих насмешек. В своей ранней поэзии Гоцци продолжил традиции бурлескной поэмы Л. Пульчи и М. Боярдо, полемический характер присущ поэмам Гоцци «Дон Кихот» и «Химерница Марфиза».


Гоцци имел врожденный талант полемиста и менталитет оппозиционера, у него был иронический ум и богатое воображение. Консерватор в социологии и политик, он считал общественное неравенство нормальным явлением, в простонародье ценил покорность и невежество, в которых видел даже определенную привлекательность. Просветительский рационализм вызвал у него скептическое отношение, он был ненавистником всех «новых идей» в принципе, не принимал буржуазных новаций, тем более «хищной свободы». Французскую революцию и со временем вторжение французов в Италию воспринял как большое историческое бедствие. Гоцци был принципиальным противником К. Гольдони и его реформы театра, упрекал его за неумение отделять правду от реализма, отсеять общечеловеческое от социального. Гоцци был против жизнеподобия на сцене, в театре он любил театральность.


Гоцци создал новую жанровую разновидность комедии — фьябу, т.е. «сказку для театра». В понятие «сказка» он вложил почти тот же смысл, который позднее вложат романтики — повесть с глубоким поэтическим иносказанием. Фьябы Гоцци ориентировались на импровизированную комедию масок, которую драматург считал настоящей душой итальянского театра. Фьябы Г. писал чеканенным, кое-где архаическим белым стихом, а импровизировал прозой, на венецианском диалекте, гуманистическая ученая поэзия употреблялась в сказке для театра с народной буффонадой. Фьяба Гоцци построена на гротеске: в ней объединены две комедии, противоположные по характеру. Одна — с благородными героями, фантастикой и сказочными преобразованиями, вторая — буффонада, внешний комизм с его традиционными персонажами-масками: старик Панталоне, юноша Бригелла, хитроватый Труффальдино и немного меланхолический Тарталья, эти четыре «дзанни» (в переводе «простачка») комментировали события комедии, давая им смехотворное и веселое толкование. Прекрасное, волшебное и веселое сосуществуют в художественной структуре сказки Гоцци для театра.


Расцвет творчества драматурга пришелся на 60-е годы, когда с огромным успехом на сцене шли его сказки для театра и даже сникший К. Гольдони покинул Венецию, будто признавая победу своего неприятеля. Фьябы Гоцци имеют точки столкновенья с просветительским реализмом, но в них имеются и элементы позднего барокко с его влечением к химерическому. Наверное, Гоцци находился под чарами испанской барочной драматургии, в 70-е гг. он обратился к жанру «комедии плаща и шпаги», явным образом в испанских традициях. Из поздних комедий можно назвать «Женщину, которая искренне любит» («La donna innamorata dawero», 1771). В последние годы Гоцци, отдалившись от театра, издавал свои произведения, в 1772 г. вышло его первое собрание сочинений, ему предшествовало «Искреннее соображение и невымышленная история происхождения моих десяти сказок для театра», эстетичное кредо Гоцци, где он полемизирует с К. Гольдони.


В «Любови до трех апельсинов» использован сюжет итальянской народной сказки о принце, который разыскивает три волшебных апельсина, в которых запрятаны очарованные принцессы. Когда принц разрезает апельсин, появляется красивая девушка, просит пить и сразу же умирает. Лишь в третий раз принц успевает напоить девушку по имени Нинетта. Она становится женой принца. У Гоцци вместе с традиционным волшебным сюжетом сосуществует аллегорический. Меланхолический принц Тарталья — сама поэзия, его слуга Труффальдино — воплощенная изобретательность и остроумие, а девушки, которые вышли из апельсинов и умерли от жажды, — это литературные жанры, трагедия и комедия, третья девушка — комедия масок, которую можно оживить, и которая лучшая из своих сестер.


Иносказание скрывается в каждой сказке Гоцци, хотя прямая аллегория отсутствует. В сказке «Ворон» центральной становится психологическая драма.


Король Милон убил на охоте волшебного ворона, за что его наказали; короля мучает невыносимая печаль. Вылечить его может лишь любовь прекрасной Армиллы, которую ради него похищает Дженнаро, брат короля Милона. Отец Армиллы, волшебник Норандо, вручает Дженнаро волшебного коня и боевого сокола — его подарки для короля Милона: они должны убить его. Если Дженнаро откроет брату эту тайну, он окаменеет. Г. часто ставит героя в ситуацию морального выбора: Дженнаро рассказывает Милону правду и превращается в мраморную статую. Неожиданно появившись, волшебник предлагает другую моральную загадку: Дженнаро оживет, если покропить его кровью убитой Армиллы. Милон не в силах выбрать между любимой женой и братом, сомнения решает Армилла, которая жертвует собой ради Дженнаро. Мраморная статуя становится живым человеком; Дженнаро возвратился, но нет Армиллы. В конце появляется злой волшебник: растроганный благородством Армиллы, он возвращает ее к жизни.


Сказка Гоцци иногда изображает волшебника как какого-то изобретателя. В « Короле-Олене» волшебник Дурандарте создал удивительную статую, способную распознавать человеческую ложь, он дарит ее королю Дерамо, который ищет искреннюю любовь. В день королевских смотрин женихи проходят друг за другом и клянутся королю в любви к смерти, но волшебная статуя сразу иронически улыбается. Когда выходит юная Анджела и говорит королю о своей любви, статуя остается серьезной: счастливый Дерамо находит Анджелу, единственного искреннего человека при его дворе.


Фантастика в этой фьябе сюжетообразующая, а волшебный предмет напоминает научный прибор. Вторым подарком Дурандарте становится волшебное заклятие, благодаря которому душа человека может переселиться в любое только что умершее существо. Король Дерамо убил на охоте оленя и переселился в него, сделав это из любопытства. Коварный визир Тарталья ухитрился переселиться в «мертвое» тело короля.


Так Дерамо стал навсегда оленем. Но у короля-оленя хватило ловкости переселиться в мертвое тело Тартальи. Возникает ситуация, несомненно, иноязычная: благородный Дерамо скрывается под безобразным подобием Тартальи, а коварный Тарталья выступает в подобии короля Дерамо. Мир стал парадоксальным, фантастические метаморфозы у Гоцци подчинены морально-философской идее, в данном случае поднимается проблема власти и социальной справедливости, но прежде всего речь идет о лжи в ее общечеловеческом аспекте. И снова любовь спасает всех: жена Дерамо Анджела любящим сердцем узнает правду, она узнает Дерамо в мерзком подобии Тартальи и не принимает этого последнего, который принял подобие ее мужа. Волшебнику Дурандарте остается лишь сдержал формальности, возвратив бывшее соответствие воображаемого и сущности. Союз короля и волшебника также своеобразный символ, здесь несомненная идея просвещенного властителя, который дружит с мудрецом и старается познать тайны природы.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"