Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Задачи и методы теории знания

30.07.2011

Исследованием знания занимаются три различные науки: теория знания (или гносеология), психология знания и логика. И это неудивительно: знание есть весьма сложный предмет, и в разных науках подвергается исследованию не все содержание этого предмета, а лишь та или иная его сторона.


Теория знания есть теория истины. Она исследует знание со стороны истинности. Она исследует отношения между знанием и предметом знания, т. е. между предметом знания и бытием, о котором высказывается знание. Она изучает вопрос, относительна или абсолютна истина, и рассматривает такие свойства истины, как например, общеобязательность и ее необходимость. Это есть исследование значения знания. Другими словами, круг интересов теории знания можно определить так: она изучает объективную (логическую) сторону знания.


Теория знания, для того чтобы построить теорию истины, должна провести подготовительное исследование, состоящее в анализе состава знания, а так как всякое знание осуществляется в сознании, то ей приходится заниматься также анализом состава сознания вообще и развивать какое-либо учение о строении сознания.


Так, например, с помощью анализа можно установить, что знание (суждение) имеет отношение к объекту, что оно принадлежит познающему объекту, что в нем есть такие разнородные элементы, как “ощущения”, с одной стороны, и отношения причинной связи, тождества, единства и т. д., с другой стороны. Оценка роли этих разнородных элементов и отношения их друг к другу имеет огромное значение при построении теорий знания. Различные теории знания называют эти элементы различными именами. Так, одни называют их знаниями (ощущениями, с одной стороны, и отношениями причинной связи, единства, множества и т. п., с другой стороны) — чувственными и нечувственными; другие называют их апостериорными и априорными; третьи — содержанием и формой знания; а четвертые — изменчивыми и постоянными элементами знания. Под разными именами кроются различные учения о свойствах этих элементов знания, а отсюда возникают также различия в учениях о свойствах истины.


Признав, что подготовительной работой к построению теории истины служит анализ состава знания, легко затем прийти к мысли, что эта теория должна опираться еще на одну подготовительную работу, именно на исследование происхождения знания. И действительно, теории знания до Канта в большинстве случаев основывались на учении о происхождении знания, т. е. имели генетический характер. Только в наше время среди гносеологов все сильнее укореняется убеждение в том, что свойства истины вовсе не зависят от происхождения знания, так что наука о происхождении знания в такой же мере не может служить основой для теории истины, в какой языкознание не может служить основой для механики.


Чтобы понять, почему многие современные гносеологи считают вопрос о происхождении знания не имеющим значения для теории знания, нужно точно определить, что следует понимать здесь под словом происхождение.


Исследовать происхождение какого-либо предмета — это значит найти причины его возникновения. В настоящее время под причиной принято понимать всю совокупность условий, наличность которых необходима для возникновения предмета.


Конечно, поскольку изучение состава знания есть уже в широком смысле слова указание на его происхождение, гносеология не отказывается от исследования происхождения знания. Она борется лишь против теорий истины, построенных на исследовании происхождения в узком и точном смысле этого слова, т. е. на исследовании зависимости знания от факторов, находящихся вне его состава и обуславливающих его реальным процессом причинения.


Но знание обусловлено не только своим составом, но и факторами, находящимися вне его состава и реально причиняющими его, например, анатомо-физиологическими условиями. Знание есть сложное явление: в его составе находится истина, а кроме того, процессы, необходимые для достижения истины, но не образующие ее. Нетрудно представить себе, что исследование происхождения знания имеет значение только для изучения этих сопутствующих и предшествующих обстоятельств, но не для выяснения свойств истины.


Можно доказать тезис в общем виде, а именно — всякая попытка построить генетическую теорию знания, т. е. построить теорию истины, основываясь на происхождении знания в узком смысле этого слова, ведет к противоречиям.


В самом деле, генетическая теория знания объясняет свойства истины реальным процессом причинения. Следовательно, она смотрит на истину, т. е. на объективную сторону знания, как на событие, совершающееся во времени. Определим теперь точнее, где именно генетическая гносеология ищет причины объективной стороны знания. Можно допустить, что реальный процесс причинения, обуславливающий объективную сторону знания, целиком состоит из факторов, находящихся вне познающего индивидуума как психофизического целого, так что некоторое транссубъективное А (находящееся вне познающего субъекта) служит причиной возникновения тоже транссубъективного или субъективного В. Следовательно, и это В становится объективной стороной знания для индивидуума Г, который созерцает это В, следовательно, вступает с этим В в отношение непричинное. В этом случае предметом знания служит В, а не А. И хотя А было причиной события В, вопрос об истинности знания о В как В, не требует исследования зависимости В от А, т. е. не требует генетического исследования. Отсюда вытекает, что генетическое исследование становится необходимым лишь в том случае, если допустить, что причина объективной стороны знания, по крайней мере, отчасти находится и в самом познающем индивидууме как психологическом или психофизическом целом. Так что истина есть событие, разыгрывающееся в познающем индивидууме как действие, отчасти обусловленное свойствами души или тела индивидуума. Такое учение об истине можно назвать натурализмом, если условиться понимать под этим термином направление в науке, которое рассматривает все предметы своего исследования исключительно как совокупность событий, совершающихся во времени и причинно обуславливающих друг друга во времени, т. е. находит в них лишь такие же отношения и реальные факторы, какие имеет ввиду физика, физиология или, например, психология эмоциональной жизни.


В теории знания, как это видно из предыдущего, натурализм имеет характер психологический или психофизиологический, т. е. вообще биологический. Но каков бы ни был этот натурализм, он как натурализм, не способен объяснить некоторые очевидные свойства истины, отрицание которых невозможно потому, что само отрицание их содержит в себе скрытом виде признание их. К числу таких свойств истины прежде всего принадлежит ее общеобязательность (познающие одну действительность обязаны утверждать одно и тоже суждение, иными словами, истина независима от познающего индивидуума). Но генетическая теория приводит к учению об относительности истины, т. е. к учению, называемому релятивизмом.


Загадочные свойства истины, независимость ее содержания от познающего индивидуума, ее торжество и вечность указывают на то, что при построении теории знания нельзя опираться только на те факторы и отношения, какие имеет в виду физика, физиология и т. д. При исследовании такого объекта, как истина, глубоко отличного от объектов естествознания, заранее приходится ожидать, что необходимо будет допустить существование в мире факторов и отношений, не принимаемых в расчет естествознанием и могущих быть названными идеальными (принадлежащими к безвременному миру).


Утверждая, что теория знания не имеет права брать посылки из других наук, необходимо, кроме того, поставить, еще следующий вопрос: должна ли теория знания обходиться без всяких предпосылок или она может исходить из предположений, правда, не заимствованных из других наук, поставленных ей самой, но все же еще не оправданных теорией истины? Этот вопрос принадлежит к числу труднейших и наименее разъясненных в теории знания.


Страницы: 1 2 3


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"