Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Западноевропейское искусство второй половины 19 века

9.04.2011

В 60-е годы 19 века хромолитография позволяет уже создавать красочные плакаты. Эта возможность сразу привлекает многих живописцев, появляются плакаты художественных выставок. Однако подлинный плакатный стиль удаётся найти не сразу. Он зарождается и достигает своего расцвета в Париже, на Монмартре, в квартале художественной богемы, ночных кабачков, цирка и варьете, апашей и прожигателей жизни. Авторы этих цветных литографий, извещающих о появлении новой кафешантанной звезды, о новой мелодраме, о новых духах, – Шере, Леандр, Стейнлен, Боннар и Тулуз-Лотрек. Жюль Шере, основатель искусства афиши, впервые начал печатать большие листы с нескольких камней, сопоставляя открытые чёрные пятна различных цветов, часто заключая их в чёрный контур, всё время заботясь о ритмичности и выразительности композиции. Именно ему больше всего обязан Тулуз-Лотрек.


Творчество Тулуз-Лотрека в известной мере завершает путь европейской литографии 19 века, и может быть сравнимо по своему значению (и для истории этой техники, и, возможно, для всей новой европейской гравюры) лишь с искусством Домье. Как и Домье, Тулуз-Лотрек был фанатиком литографии (он работал между 1892 и 1900 годами и сделал за это время около четырёхсот листов), как и Домье, он обладал редкой зрительной памятью, как и Домье, Лотрек изменил сам принцип европейской гравюры.


Обращение Тулуз-Лотрека к графике и в частности к плакату (им создано около 30 плакатов) закономерно: тяга к монументализации образа, свободный рисунок, стремительные ритмы, динамика и ассиметрия композиции, контрастные сочетания локальных цветовых пятен – всё это порождало особую экспрессию форм, которым становилось тесно в рамках станкового искусства.


Тулуз-Лотрек мастерски создаёт броский, хорошо запоминающийся образ, умеет выбрать яркий момент, подчеркнуть позу. Реальная форма в его плакатах подчиняется диктату эффектной, элегантной арабески, сюжет лаконичен, подчас вызывающе дерзок, цвет уже издали бъёт ярким пятном.


Лотрек пользуется преимущественно двумя элементами литографии: острой линией и интенсивным пятном. В его произведениях эти элементы всегда гармонично соединяются в интересах выразительности листа. Он заставляет зрителя быть максимально активным в восприятии гравюры, предпочитает фрагмент целому, а гротеск – спокойному повествованию. Деформации Тулуз-Лотрека подчиняются законам действенности листа: он всегда очень далёк от карикатуры, как бы он ни искажал черты или объёмы, как бы ни утрировал внешность. Его портреты – всегда символы, почти знаки модели, а не насмешка над ней. Его деформации вытекают из условий деятельности и характеров его персонажей: монмартрские «звёзды», главные герои его афиш, чтобы не померкнуть в глазах требовательной и пресыщенной публики и как-то выделиться среди своих собратьев вынуждены были прибегать к различным ухищрениям. Отсюда экставагантность их манеры исполнения, облика, грима, причёсок, туалетов, которые должны были врезаться в память зрителей. Каждый старался получше выдумать себе амплуа или «маску». Зрительные впечатления от всего этого многое подсказали Лотреку. Равным образом он научился извлекать богатый декоративный эффект сопоставления модной ярко-рыжей окраски волос с холодными голубоватыми, серыми, зелёными тонами с чёрным пятном.


Изучение изменений форм и черт лица под воздействием искусственного освещения и расположение источника света снизу или сбоку открыло художнику, что эта совершающаяся в действительности деформация облика может быть воспроизведена в целях раскрытия явления характерного, обнаруживая неожиданные и невыявленные в обыденной обстановке качества облика. Таким образом искусственная «характерность» и «гротескность» ряда его персонажей, отработанная во многом ими самими, совпала с тем, что искал Лотрек, и помогла ему найти особенно выразительные средства индивидуальной характеристики.


У художника всегда доминирует чисто зрительное восприятие: он сам зритель, зрители его персонажи или же они – объект зрелища. В его творчестве подчёркнуто отсутствует момент нравственной и эстетической оценки: всё заслуживает изображения, важно лишь выявить остроту восприятия, гротескность сопоставления, многообразие форм. Поэтому так част в плакатах Тулуз-Лотрека момент противопоставления, соединения противоположного. Это сопоставление строится то пластически, то сюжетно, то композиционно, то характерологически. Светлым силуэтам противопоставлены тёмные, но так, что это нарушает перспективу, фигуре статической – динамическая, плавным и сглаженным чертам лица – мелкие и острые. Образы Лотрека не двойственны, но двусмысленны (они не противоположны, а как бы «оборачиваются» то одним, то другим). Они не знают различия общего и частного, внешнего и внутреннего, главного и второстепенного. Вместо внешнего и внутреннего – лицевое и оборотное. Разделение на лицевое и оборотное и в свою очередь отождествление этих категорий характерно и для цветовых соотношений у Тулуз-Лотрека: эти соотношения не являются соотношениями дополнительных тонов; каждый цвет находится в «обратном» отношении не с одним, а с множеством других и в то же время объединяется с ними по сходству. Моменты сходства при подобном противопоставлении непременно есть и в позах, и в контурах, и в профилях. В таком восприятии всего окружающего, как одновременно похожего и непохожего, есть нечто от принципа цирковой клоунады, столь близкой художнику и элементами гротеска, и торжеством чисто внешней характерности.


Персонажи Тулуз-Лотрека всегда схвачены в определённый, острый и краткий момент: как раз предварительная выработка портретной формулы позволяет ограничиваться лишь минимальным. Таким образом мгновенность наблюдения, кратковременность состояния модели и сама манера литографии получают полное единство в каждом его плакате: они не требуют сосредоточенности и длительности восприятия, они мимолётны и расчитаны на кратковременное восприятие на ходу, но в то же время отличаются особенной сложностью и изощрённостью композиции. И в этом нет никакого противоречия. Они имеют как бы несколько планов, и от зрителя зависит, на каком из них остановиться в своём восприятии. Плакаты Лотрека сразу же поражают почти произвольной игрой масштабов, утрированием пространственного элемента. Он работает яркими локальными цветовыми пятнами и при этом усиленно подчёркивает перспективные сокращения, отчего в каждой его афише как бы борются пространственные и аппликационные начала. Но ведущим формирующим элементом всегда оказывается линия, определяющая предельную выразительность контуров, причём художник очень тонко использует созвучие этих контуров, линий, силуэтов.


В каждой из его афиш поражает композиция, где ритмические противопоставления и линейные повторы чередуются так, что в листе не оказывается ни одной второстепенной детали. В целях усиления динамического начала Тулуз-Лотрек вводит в свои листы некоторые принципы японского эстампа: подчёркнутую ассиметрию, любовь к профильным формам, выделенность фрагмента.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"