Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Антон Антонович Дельвиг

13.02.2011

Успехи Дельвига в изучении словесности отмечались учителями. Воображение Дельвтга не знало границ. Часто лицеисты собирались по вечерам и рассказывали друг другу разные выдуманные истории о приключениях и подвигах. Пушкин позднее вспоминал в блестяще – неоконченной статье о Дельвиге: Однажды вздумалось ему рассказать некоторым из своих товарищей поход 1807 года, выдавая себя за очевидца тогдашних происшествий. Его повествование было так живо и правдоподобно и так сильно подействовало на воображение молодых слушателей, что несколько дней около него собирался кружок любопытных, требовавших новых подробностей о походе.


Слух о том дошел до нашего директора (В. Ф. Малиновского, рано умершего, его сменил Е. А. Энгельгардт), который захотел услышать от самого Дельвига рассказ о его приключениях. Дельвиг постыдился признаться во лжи столь же невинной, как и замысловатой, и решился ее поддержать, что и сделал с удивительным успехом, так что никто из нас не сомневался в истине его рассказов, покаместь он сам не признался в своем вымысле.


Далее А. Пушкин замечал: Дельвиг, рассказывающий о таинственных своих видениях и мнимых опасностях, которым будто бы подвергался в обозе отца своего, никогда не лгал в оправдание какой – нибудь, для избежания выговора или наказания.


Дельвиг превосходно знал немецкую поэзию, наизусть цитировал Шиллера и Гельти. Вместе с Кюхельбекером и Пушкиным она заучивали наизусть оды и стихотворения Державина, Жуковского: и древнего Горация, которого Антон тщательно разбирал в классе под руководством профессора Н. Кошанского.


Первыми его опытами в стихотворстве – писал А. Пушкин – были подражания Горацию. Оды К Диону , К Лилете , К Дориде были написаны им на пятнадцатом году и напечатаны в собрании его сочинений без всякого изменения. В них уже заметно необыкновенное чувство гармонии и той классической стройности, которой никогда он не изменял. (Пушкин. Неоконченная статья о А. Дельвиге)


В 1814 году Дельвиг послал свои первые стихотворные опыты издателю популярного журнала Вестник Европы Владимиру Измайлову. Стихи были напечатаны без имени автора, но привлекли внимание одного знатока, который видя произведения нового, неизвестного пера, уже носившие на себе печать опыта и зрелости, ломал себе голову, стараясь угадать тайну анонима… ( Там же.)


Именно к Дельвигу, зная о его дружбе с Музой обратился директор Лицея Егор Антонович Энгельгардт с просьбой написать прощальную песнь для выпуска.


Дельвиг просьбу исполнил. Написал гимн Лицея, который знали все, кому в разные годы довелось учиться в этом заведении:


Шесть лет промчалось как мечтанье,


В объятьях сладкой тишины.


И уж Отечества призванье


Гремит нам: шествуйте, сыны!


Простимся, братья! Руку в руку!


Обнимемся в последний раз!


Судьба на вечную разлуку,


Быть может, здесь сроднила нас!


(Дельвиг А. А. Лицейская песня)


По выходе из Лицея Дельвиг был определен на службу в Министерство финансов. Но уже с сентября 1820 года он по найму поступил в Публичную библиотеку, под начало Ивана Андреевича Крылова, а 2 октября 1821 года был официально утвержден в должности помощника библиотекаря. Правда, Иван Андреевич много раз шутливо ворчал на помощника, предпочитавшего читать книги, а не заносить их в каталоги. Вскоре русское отделение Публичной библиотеки оказалось под угрозой хаоса. В 1823 году Дельвиг покинул свой пост. Он и потом служил чиновником самых различных ведомств, но душой неизменно был весь в своем альманахе Северные цветы .


Дельвиг был членом Вольного общества любителей российской словесности, куда вступил в 1819 году и где бывали члены Северного Общества декабристов – Рылеев, Бестужев, Трубецкой, Якушкин: Шумные споры о поэзии, гражданских и политических свободах затягивались до полуночи. Дельвиг же впервые привел на заседание Вольного общества и опального Е. Боратынского, с которым в то время очень подружился ( см. очерк Е. Боратынский ). У Дельвига был удивительный дар распознавать литературный талант и поддерживать его, чем только возможно! Он первый предсказал Пушкину огромную поэтическую славу, в трудную минуту дружески опекал Е. Боратынского, помогал Н. М. Языкову с печатанием стихов.


В. А. Жуковский – сам добрый гений талантов – высоко ставил эту душевную способность Дельвига: не завидовать, понимать, сострадать, дарить свое внимание и добрую, чуть растерянную близорукую улыбку всем, кто его окружал…


Сам Дельвиг написал как – то в ответном сонете Н. М. Языкову такие строки:


От ранних лет я пламень не напрасный


Храню в душе, благодаря богам,


Я им влеком к возвышенным певцам,


С какою – то любовию пристрастной.


Эта пристрастная любовь выражалась чаще всего в том, что дар поэтический друзей, Дельвиг ценил больше, чем свой собственный. Хуже то, что критика впоследствии говорила, что половина стихотворений Дельвига написано Боратынским, вторая половина Пушкиным. Скромность Дельвига сослужила ему очень плохую службу..


6 мая 1820 года Дельвиг проводил А. Пушкина в южную ссылку в Одессу, потом в Михайловское. И непрерывно писал ему, ободряя, утешая, веселя, рассказывая все свежие петербургские новости и новости семьи родителей Пушкина, с которыми он был дружен чрезвычайно, расспрашивая о литературных планах: Многие из этих писем не сохранились, не дошли до нас.


Им можно было бы посвятить целое отдельное исследование. Это – настоящий литературный памятник тому, что называется истинной дружбой, что ускользало и ускользает от нас, предшественников, потомков, туда в глубину, веков, в тень аллей, неяркое пламя свечей, каминов, поскрипывания по белым листам бумаги тонкого гусиного пера: Вот несколько строчек из уцелевших писем: Милый Дельвиг, я получил все твои письма и ответил почти на все. Вчера повеяло мне жизнью лицейскою, слава и благодарение за то тебе и моему Пущину: На днях попались мне твои прелестные сонеты – прочел их с жадностью, восхищеньем и благодарностью за вдохновенное воспоминанье дружбы нашей: ( Пушкин – А. А. Дельвигу 16 ноября 1823 года.)


Милый Пушкин, письмо твое и Прозерпину я получил, и тоже в день получения благодарю тебя за них. Прозерпина это не стихи, а музыка: это пенье райской птички, которое, слушая, не увидишь, как пройдет тысяча лет: В этом же письме и деловые разговоры – Дельвиг обращается к Пушкину как издатель: Теперь дело о деньгах. Ежели ты хочешь продать второе издание Руслана , Пленника и, ежели можно, Бахчисарайского фонтана , то пришли мне доверенность. Об этом меня трое книгопродавцев просят; ты видишь, что я могу произвести между ними торг и продать выгодно твое рукоделье. Издания же будут хороши. Ручаюсь. ( Дельвиг – Пушкину. 10 сентября 1824 года.)


Антон Антонович всегда искренне переживал и беспокоился за друга. Уже в Михайловское к Пушкину пришло письмо:


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"