Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Действие в романе Апдайка «Кентавр»

14.02.2011

Повествование ведется от лица учителя биологии Джорджа Колдуэлла. Колдуэлл – американский бедняк, страдающий в мире, где хорошо живется только людям цепким и богатым. Очевидно сочувственное отношение автора к своему герою. Своеобразие книги в том, что реально-бытовой план причудливо сосуществует с мифологическим. Положив в основу текста античный миф о благородном кентавре, получеловеке-полуконе Хироне, Апдайк продолжил традиции Джойса («Улисс»), а также тенденции к «мифологизации» в современной литературе (Гарсиа Маркеса, Фриша).


Как известно, Хирон, будучи ранен отравленной стрелой, пожертвовал дарованным ему бессмертием в пользу Прометея. Благодаря мифологическому ключу изображение действительности приобретает под пером автора широкий временной размах и метафорическую глубину. Таким приемом Апдайк, очевидно, стремился подчеркнуть «извечность» нравственно-этических проблем, поднятых в романе, Мифологические структуры романа. Это герои и мотивы мифа о кентавре Хнроне и о Прометее, соотносимые с персонажами Апдайка, которые действут в реальных обстоятельствах послевоенной Америки. Так, Джордж Колдуэлл предстает перед читателем в обличий доброго, сеющего знание мудреца – кентавра Хирона, Питер Колдуэлл – Прометея. директор школы Зиммсрман – Зевса, его любовница миссис Герцог — Геры, владелец авторемонтной мастерской Хамел — Гефеста, его жена Вера — Афродиты, пастор Марч – Марса, хозяин кафе Майнор Кретц — Миноса и так далее.


Итак, герой романа Дж. Апдайка – провинциальный школьный учитель – очень хороший, талантливый и самоотверженный. Однако сомнительно, что он может стать выразителем великой идеи в соответствии с замыслом автора. Чтобы приподнять этот образ, сделать его масштабным и величественным, Апдайк отождествил скромного учителя с бессмертным кентавром, жертвующим собой ради человечества, слил оба образа воедино. Исследователь Пудовочкина Н. Е. отмечает, что масштаб конфликта можно почувствовать уже в самом начальном эпизоде, определяющем тональность романа, его поэтику, построенную на постоянном столкновении мифологического и реального планов. Во время урока естествоведения кто-то запустил в преподавателя железной стрелой, пробившей лодыжку, – возможно и отравленной, как та стрела, которая сразила Хирона. Миф и реальность не соприкоснулись, а именно столкнулись, чтобы возникла важная антитеза светлого мира легенды и сумрачной будничности Олинджера, самоотверженности Хирона и беспомощности Колдуэлла, возвышенного и земного в самом лом учителе.


Таким образом, усиливая эту антитезу всеми средствами повествования, Апдайк добивается максимально плотного сращения мифа и достоверности, заставляет нас одновременно следить за Колдуэллом, испытывающим боль в ноге, и сопутствовать Хирону в его последние часы перед тем, как кентавр вознесется сияющим Стрельцом среди созвездий


Мифы участвуют в романе в разных функциях: иногда подчеркивают ощущение контраста, порой их назначение – сатирически заострить мысль, либо пробиться сквозь материальный мир, отделить его от мира идеального, чтобы еще резче тенить отчужденность Колдуэлла от этого материального мира. Реалистическое отображение и мифы, взаимопроникая, дополняют друг друга и действительность создает некую оболочку мифа.


Принцип двоемирия, положенный Апдайком в основу романа «Кентавр», является определяющим и в духовной жизни Америки. То, что для одних является реальностью, другим кажется мифом, и наоборот. Для мистера Зиммермана, миссис Герцог, пастора Марча, Майнора Кретца и других героев романа, миф чужероден. Их практицизм и отрицает всякую возможность взгляда на мир сквозь волшебную призму чудесного. Таким образом, «антимифологичность» этих персонажей романа дает возможность писателю использовать миф в качестве сатирического оружия.


Необходимо отметить, что одним из смыслообразующих противоречий романа «Кентавр» является противоречие между двумя подходами к оценке внутреннего, духовного состояния человека, принятых в Древней Греции и современной Америке. В соответствии с «американской мечтой» американец верит, что тот, кто не ощущает себя постоянно счастливым – ненормален. Эллин же, напротив, убежден, что ненормален тог, кто ощущает себя постоянно счастливым. Страдание есть естественное состояние человеческой души. Жить для эллина значит страдать. Страдание порождает трагедию, трагедия – искусство.


Примечательно, что страдающий Хирон-Колдуэлл и самодовольно-счастливый Зевс-Зиммерман – выразители двух диаметрально противоположных взглядов на состояние человеческой души. Апдайк протестует против унижающей высокое назначение человека «американской мечты».


Абдайк протестует против слепого преклонения перед теми, для кого «американская мечта» стала реальностью. Апдайк протестует против этого феномена.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"