Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Героиня исторического романа-трилогии «Кристин — дочь Лавранса»

13.02.2011

В романе жизнь Кристин описана до самой ее смерти; все события разворачиваются на историческом фоне Норвегии XIV века (роман не раз сравнивали с «Войной и миром» Л. Толстого, его называют «Илиадой» Севера). Включение в роман элементов норвежского фольклора и использование традиций исландской родовой саги позволили создать образ, эпичность которого передана через обыденность, наполненную психологическими противоречиями, внутренним трагизмом.


Самоутверждение личности Кристин в вечном противостоянии двух сознаний — мужского и женского; в противопоставлении укладов жизни — рыцарски-аристократического и крестьянски-хозяйского. К. по жизненному предназначению рождена хозяйкой, матерью, женой. Ее избранник, Эрленд, представитель старинного аристократического рода, легкомысленный и бесхозяйственный, оказавшись втянутым в государственную деятельность, в результате раскрытия заговора лишается имения, почестей, и только вмешательство влиятельных родичей спасает ему жизнь. Но ничто не может изменить его сущности рыцаря-аристократа, он так и не становится хозяином-хуторянином, чего потребовали от него изменившиеся жизненные условия и чего ждала от него сама К. Эрленд не меняет уклада жизни воина-рыцаря, живя на хуторе с многочисленной семьей. Крестьянка из старинного свободного рода, умелая, сильная, свободная, выносливая, готовая многое взвалить на свои плечи и не согнуться, не ослабеть под тяжестью непосильной ноши, Кристин ведет непрерывную любовь-битву с Эрлендом, оставаясь вечной женщиной, живой, страдающей, жестокой, нежной и всегда героической — ив жизни, и в смерти.


Сама Унсет считала, что в исторической смене обычаев, веры самым неизменным остается природа человеческой души, она писала: «Правы те критики, которые утверждают, что К., в сущности, одна из моих героинь-конторщиц, одетая в другую одежду… Женские же фигуры в моих современных романах — в большей или меньшей степени — хозяйки в изгнании». Притягательность, личностную близость образа К. ощущала М. И.Цветаева, восхищавшаяся романом, ставшим для нее настольной книгой в трудный парижский период.


В жизненной борьбе, радостях и страданиях героически реализуются все силы, заложенные в душе К. На смертном одре, умирая от чумы, которой она заразилась, спасая ребенка от озверевшей толпы, К. вспомнила всю свою жизнь,«на которую сетовала, ворчала, роптала и которой всячески противилась. И все-таки она любила эту жизнь, она радовалась и плохому и хорошему, и не было дня, который бы она согласилась вернуть господу Богу, не было такого страдания, которым бы она пожертвовала без сожаления…».


Цельность и завершенность жизни и судьбы Кристин благословенно принявшей перед смертью каждый час своей жизни, определяют уникальное место этого глубоко христианского образа в мировой литературе.


Выражение «эпоха Кристин, дочери Лавранса» стало названием определенного периода в истории Норвегии (Л. Брауде). Образ К. не автобиографичен по внешней событийной канве, но он глубоко автобиографичен по сокровенной неизреченности внутренней жизни Сигрид Ун-сет. Имя писательницы и имя созданного ею образа стали синонимичными. Норвежские художники запечатлели С. Унсет в образе «Мать Норвегия», «Мать Природа», Эдвард Мунк воссоздал Унсет на полотне «История». «Сигрид ли Унсет, — спросил как-то один американский журналист сына писательницы, — создала «Кристин, дочь Лавранса» или «Кристин, дочь Лавранса» создала Сигрид Унсет?» Имя литературной героини Кристин носит одна из улиц Осло.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"