Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Вирджиния Вульф знаменитая английская писательница

13.02.2011

Вирджиния – Эделин Стефенс – Вульф родилась 25 января 1882 года в Лондоне, фешенебельном районе аристократических особняков – Кенсингтоне. Ее отец, Лесли Стефенс, был популярным, преуспевающим писателем и критиком, философом и историком литературы, а мать, – леди Джулия Дакворт – блистательной светской дамой из семьи потомственных, гордых и замкнутых аристократов. Она была близкой подругой первой жены Лесли Стефенса – Мериам Хариетт, дочери знаменитого Уильяма Теккерея.* (*Теккерей Уильям – один из основоположников английской литературы, соратник и близкий друг Ч. Диккенса, автор блестящих романов Ярмарка тщеславия , Виргинцы и др., написанных в традициях реализма и сатиры – автор.)


Мериам умерла рано, в 1878 году, оставив мужу в наследство дом, обширные светские и литературные связи, и… подругу Джулию.


Дом Стеффенсов стал известнейшим литературно – художественным местом среди артистического, богемного Лондона. Кто только не бывал на знаменитых коктейлях мисисс Дакворт: поэты, художники, музыканты, критики! В основном все они были начинающие.


Здесь свободно и непринужденно говорили и о выставке импрессионистов, недавно открывшейся в Лондоне, и новых книгах американского психолога Уильяма Джойса, с легкой руки которого в обиход вошло понятие поток сознания ; зачитывались работами Зигмунда Фрейда и Карла Юнга: Начинающий писатель Дэвид – Герберт Лоуренс, позже – автор знаменитых романов: Сыновья и любовники , Леди Чаттерли вспоминал впоследствии, что ему как, новичку, впервые попавшему на столь интеллектуальный прием, пришлось необычайно трудно: необычайно сложная и в то же время тонкая нить разговора все время ускользала от него, сосредоточиться было довольно трудно.


Но потом он привык, а вскоре заметил с удивлением, что ему не хватает бесед в умном салоне именно миссис Дакворт, а не где – либо еще…


Четверо детей Стефенс таким образом воспитывались в среде, где искусство и разговоры о нем создавали особую атмосферу. Книги и мольберт или альбомы рисования были для сестер Ванессы и Вирджинии, как и для двух старших мальчиков – Тобиаса и Эндриена – более привычны, чем куклы и любые другие игрушки. Ее крестным отцом был поэт Джеймс Рассел Лоуэлл, партнером в крикетной игре – будущий знаменитый романист Генри Джеймс.


Девочкам, помимо уроков рисования, преподавали языки, музыку, рукоделие и домоводство. Большего трудно было требовать для молодых леди в те времена, хотя мистер Стефенс с гордостью считал себя человеком передовых взглядов на воспитание детей!


Леди Джулия, ( вся прислуга в доме называла ее именно так!) напротив, считала, что муж слишком потакает слабостям Вирджинии зачитываться по ночам книгами, и не особенно тщательно следит за тем, что она читает. А вдруг это что – то неприличное для благовоспитанной девицы?!. Впрочем, на этом недовольства миссис Стефенс – леди Дакворт мужем по поводу воспитания дочерей обычно заканчивались. Она была более озабочена тем, кого из знаменитостей следует пригласить на прием в очередной раз, какими цветами украсить гостиную, как вникнуть в смысл очередной статьи Карла Юнга об архетипах:Дети читали, рисовали, оглашали гостиную и холл взрывами дружного хохота, носились по лужайкам за крикетным мечом. Все четверо были очень привязаны друг к другу.


Можно было бы сказать, что детство и раннее отрочество Вирджинии протекало безмятежно и счастливо, если бы не….


В возрасте 13 с небольшим лет Вирджиния была едва не изнасилована своими двумя изрядно подвыпившими кузенами, гостившими в доме тетушки Джулии. Молодые лорды приехали поступать в столичный университет, но не корпели над книгами, а почти каждый вечер пропадали в ночных клубах и ресторанах:Что взбрело им в голову при виде 13 – летней девочки в ночной сорочке, рассеянно выбиравшей книгу в библиотеке – Бог ведает! (Кстати, весьма грустно, что именно он! – автор.)


На дикий крик Вирджинии в библиотеку сбежалась вся прислуга, отец, мать, братья:Рассвирепевший мистер Лесли вышвырнул беспутных племянников из дому, к Вирджинии, бывшей в глубоком шоке, вызвали домашнего врача. Тот осмотрел девочку, нашел, что она не пострадала физически – спас шум поднятый ею!- но вот душевное состояние! Однако, родители Вирджинии повели себя более чем странно.


Миссис Стефенс, наотрез отказалась показать девочку психиатору и очень долгое время проводила с ней нравственные беседы, во время которых запретила дочери не только рассказывать кому – либо из близких, но даже вспоминать об этом досадном происшествии! Она потребовала от очевидцев строго хранить семейную тайну и, более того, многократно обвинила Вирджинию в том, что произошло!


Нечего было той бродить по дому в неприличном (?!) виде в столь позднее время!


Отец, пряча глаза, вообще не желал слушать о происшедшем, раздражался, нервно кусал кончик трубки и – что не бывало раньше! – повышал на Вирджинию голос. Девочка пугалась, плакала и затихала.


Постепенно у нее развился комплекс вины, она впала в тяжелейшую депрессию.


А когда той же осенью, простудившись в театре, от воспаления легких умерла ее мать, девочка в первый раз попыталась покончить с собой. Но ее спасли.. Вирджиния долго и мучительно приходила в себя, осознавая потерю, и то, что так и не смогла простить матери ее предательства. Она замкнулась в себе, отказалась поступать в университет:Много и увлеченно читала, вела дневник в котором записывала свои впечатления о книгах. Было и еще несколько попыток самоубийства, очень тяжелых. Обширные дневники Вирджинии Вульф не были переведены на русский, поэтому приходится пользоваться лишь косвенными свидетельствами.


В 1904 году умер отец Вирджинии. Ей было двадцать два года. Вместе с братьями и сестрой она перебралась в новый дом на Гордон – Сквер.


Ванесса, Тобиас и Эндриен часто приглашали на чаепития и коктейли знакомых молодых людей – литераторов и журналистов, приходили на огонек старые друзья семьи. Вирджиния начала понемногу выбираться из своей скорлупы, общаться с молодыми людьми и пробовать писать. Ее первая литературная рецензия была опубликована в газете Гардиан , в декабре 1904 года.


А в 1905 году она уже довольно регулярно работала для Литературного приложения в газете Таймс .


Ее критические очерки и обзоры пользовались популярностью. Здесь надо сказать, что литературно критическая деятельность – не эпизод в творческой биографии писательницы. Она сотрудничала с Таймс более тридцати лет, за это время из – под ее пера вышли более сотни рецензий, статей и эссе. Одни были кратки, другие развернуты и обстоятельны, как бы служили воплощением давно увлекавшей ее мысли. Но каковы бы они не были по форме, их всегда отличал высокий профессионализм, превосходное знание предмета.


Далеко не все критическое наследие В. Вульф собрано, а тем более переведено на другие языки, в том числе, русский. Известно, что только последнее английское издание составляет пять обширных томов!


Позже Вирджиния Вульф вспоминала: Своей техникой письма, умением обращаться с формой, я обязана тому, что в течение стольких лет писала для Литературного обозрения в Таймс .


Я научилась быть лаконичной, научилась делать свой материал доступным и интересным, научилась внимательно читать. Э. Форстер позднее говорил, что в своих статьях В. Вульф – больше внимательный читатель, чем критик. В этом была ее особая манера – встав на позицию обычного читателя, его глазами взглянуть на произведения английской и мировой литературы.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"