Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Жизненная мелодия поэзии Сергея Есенина

13.02.2011

Есенин принимает жизнь с ее противоречиями, неустройствами, наконец –


то успокоившись, «утихнув», и «душой бунтующей навеки присмирев» («Русь


советская», 1924год). Так, например, в стихотворении «Видно, так заведено


на веки …» (1925год), Есенин говорит о своем душевном успокоении:


«Видно, так заведено на веки


К тридцати годам перебесясь,


Все сильней, пожженные калеки,


С жизнью мы удерживаем связь.


Милая, мне скоро стукнет тридцать,


И земля милей мне с каждым днем.


Оттого и сердцу стало сниться,


Что горю я розовым огнем …».


В стихотворениях С. Есенина, относящихся к последнему периоду его


Творчества уже нет той тоски, что рвала сердце на части, лирический герой


Тянется к жизни, к людям. С чувством долгожданного избавления расстается он


С «кабацким чадом», с былыми муками.


Но лирический герой позднего Есенина лишь внешне выглядит прохожим и


Праздным соглядатаем. Его сердце постоянно мучают вопросы, на которые он и


Не пытается дать ответы, принимая различные позиции и точки зрения. «Русь


Уходящая», «Русь бесприютная» и «Русь советская» равноправно предстают в


Поэзии Есенина и вопрос: «Куда несет нас рок событий»? – находит различные


Ответы в рамках различных произведений.


Принимая все новое в жизни, Есенин все же ощущает собственное


Отчуждение от этой жизни. В стихотворении «Русь советская» (1924год) он


Горько осознает:


« … Язык сограждан стал мне как чужой,


В своей стране я словно иностранец …»


Ощущение того, что жизнь идет мимо него, ощущение одиночества,


Ненужности, мучает и терзает Есенина на протяжении всей его недолгой жизни.


Также не дает покоя ему вопрос о роли и значении его творчества. С


Одной стороны, Есенин уверен в правильности избранного им пути. В начале


1920 –х годов он сам очень высоко оценивал значение своей поэзии, называя


Себя «суровым мастером» и «самым лучшим поэтом» России («Исповедь


Хулигана», 1920год), а также, позднее – «первокласнейшим поэтом … в


Столице» («Мой путь», 1925год). В своем стихотворении «Стансы» (1924год),


Есенин гордо заявляет:


« … Я вам не кенар!


Я поэт!


И не чета, каким – то там Демьянам.


Пускай бываю иногда я пьяным,


Зато в глазах моих


Прозрений дивный свет …».


С другой стороны, Есенин ощущает ненужность своей поэзии в стране, ее


Несоответствие действительности. В стихотворении «Русь советская», он с


Горечью осознает:


« … Моя поэзия здесь больше не нужна.


Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен …»


Поэт винит себя за чуждость, бесполезность народу. С новыми критериями


Подходит он теперь к своему творчеству: «Стишок писнуть, пожалуй, всякий


Может …» («Стансы»). Такие стихи поэт с презрением отвергает, и выносит


Приговор своей поэзии и себе за то, что ничего не поняв «в развороченном


Бурей быте», замкнулся в своих собственных переживаниях. В стихотворении


«Мой путь» (1925год) Есенин с горечью заявляет:


« …На кой мне черт,


Что я поэт!..


И без меня в достатке дряни.


Пускай я сдохну,


Только …


Нет,


Не ставьте памятник в Рязани»!


Все эти душевные разлады, мучения, сомнения приводят С. Есенина к


Отчуждению его от жизни и от самого себя. Творчество Есенина связано,


Прежде всего, с отражением кризисного сознания современного человека. Оно


Отражает объективные духовные процессы, связанные с феноменом отчуждения и


Самоотчуждения личности, переживающей драму утраты корней, единства с


Природой, миром, людьми.


На протяжении всего творческого пути С. Есенина можно проследить


Творческий феномен самоотчуждения, двойничества. Поэт ощущает себя все


Более и более чужим самому себе, своей собственной сущности, воспринимает


Себя как кого – то другого, на которого он смотрит как бы со стороны. Так,


Например, в стихотворении «Проплясал, проплакал дождь весенний …»


Есенин тяжелее, чем кто – либо другой переживал в самом себе духовную


Болезнь самоотчуждения, осознание существования своего «двойника», поэтому


Его лирика столь трагически – исповедальная.


Кульминацией трагического накала душевных страстей поэта, наибольшего


Проявления его раздвоенности, отчуждения от самого себя является его поэма


«Черный человек», окончательно завершенная им в ноябре 1925 года, незадолго


До гибели. Здесь уже не завуалировано, а очень отчетливо проявляется его


«черный двойник», который не давал ему покоя на протяжении многих лет. По


Мнению А. А. Волкова, есенинский Черный человек – это часть самого поэта,


Его двойник, которому он отдает самое дурное, уродливое, что есть в нем


О. Е. Воронова считает, что в центре поэмы оказывается трагический


Феномен «самоотчуждения», принимающий характер раздвоение личностного


Сознания. Есенин строит свое произведение, как исповедальный диалог,


Персонифицируя темные, болезненные стихии души лирического героя в образе


Его демонического двойника – «Черного человека», который терзает свою


Жертву, обвиняя ее во всех смертных грехах: лицемерии, расчетливости,


Распущенности.


Феномен двойничества, проявляющийся в персонификации тёмных сторон


Сознания Есенина, в поэме «Черный человек» выражен наиболее ярко,


Отчетливо. Ночной гость является лирическому герою не как бесплотный


Призрак его больного, раздвоенного сознания, а как вполне самостоятельный


Субъект. Лишь постепенно, финалу поэмы выясняется что это «двойник –


Самозванец», оптический подлог зеркального отражения.


Важно заметить, что выявлению природы духовного конфликта героя


Произведения со своим двойником способствует эффект «двойного узнавания». Лирический герой вначале с чувством внутреннего протеста узнаёт себя


В неком третьем – «прохвосте и забулдыге», в «авантюристе», о котором ведёт


Речь ночной визитёр. В финале, когда в разбившемся зеркале исчезнет


Дьявольское наваждение, произойдет еще одно – на этот раз действительно


Трагическое узнавание своего второго «Я» в облике исчезнувшего в зазеркалье


Недавнего оппонента. При свете утра станет очевидным, что навязчивый ночной


Гость не противник, пришедший из внешнего мира, а посланник неких


Демонических стихий из глубин его собственной души:


«…Я в цилиндре стою.


Никого со мной нет.


Я один…


И разбитое зеркало…»


Финал поэмы толкуется есениноведами по-разному. Одни видят в нем


«надежду на нравственное выздоровление героя», для других он


Символизирует «разбитую вдребезги жизнь». Всё же предельно суровый


Самоанализ знаменует отчаянную попытку преодоления своего трагического


Раздвоения и обретения цельности. Лирический герой поэмы не только


Переживает процесс трагического самоотчуждения, но и пытается противостоять


Ему.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"