Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Изложение восьмой главы романа «Собачье сердце»

8.02.2011

Был зимний вечер. Конец января. Предобеденное, предприемное время. На притолоке у двери в приемную висел белый лист бумаги, на коем рукою Филиппа Филипповича было написано:


Семечки есть в квартире запрещаю.


Ф. Преображенский .


И синим карандашом крупными, как пирожные, буквами рукой Борменталя:


Игра на музыкальных инструментах от пяти часов дня до семи часов утра воспрещается .


Затем рукою Зины:


Когда вернетесь, скажите Филиппу Филипповичу: я не знаю – куда он ушел. Федор говорил, что со Швондером .


Рукою Преображенского:


Я сто лет буду ждать стекольщика?


Рукою Дарьи Петровны (печатно):


Зина ушла в магазин, сказала, приведет .


В столовой было совершенно по-вечернему, благодаря лампе под шелковым абажуром. Свет из буфета падал перебитый пополам? – зеркальные стекла были заклеены косым крестом от одной фасетки до другой. Филипп Филиппович, склонившись над столом, погрузился в развернутый громадный лист газеты. Молнии коверкали его лицо, и сквозь зубы сыпались оборванные, куцые, воркующие слова. Он читал заметку:


Никаких сомнений нет в том, что это его незаконнорожденный (как выражались в гнилом буржуазном обществе) сын. Вот как развлекается наша псевдоученая буржуазия! Семь комнат каждый умеет занимать до тех пор, пока блистающий меч правосудия не сверкнул над ним красным лучом.


Шв…р .


Очень настойчиво с залихватской ловкостью играли за двумя стенами на балалайке, и звуки хитрой вариации Светит месяц смешивались в голове Филиппа Филипповича со словами заметки в ненавистную кашу. Дочитав, он сухо плюнул через плечо и машинально запел сквозь зубы:


- Све-е-етит месяц… све-е-етит месяц… светит месяц… Тьфу, прицепилась, вот окаянная мелодия!


Он позвонил. Зинино лицо просунулось между полотнищами портьеры.


- Скажи ему, что пять часов, чтобы прекратил, и позови его сюда, пожалуйста.


Филипп Филиппович сидел у стола в кресле. Между пальцами левой руки торчал коричневый окурок сигары. У портьеры, прислонившись к притолоке, стоял, заложив ногу за ногу, человек маленького роста и несимпатичной наружности. Волосы у него на голове росли жесткие, как бы кустами на выкорчеванном поле, а лицо покрывал небритый пух. Лоб поражал своей малой вышиной. Почти непосредственно над черными кисточками раскиданных бровей начиналась густая головная щетка.


Пиджак, прорванный под левой мышкой, был усеян соломой, полосатые брючки на правой коленке продраны, а на левой выпачканы лиловой краской. На шее у человека был повязан ядовито-небесного цвета галстух с фальшивой рубиновой булавкой. Цвет этого галстуха был настолько бросок, что время от времени, закрывая утомленные глаза, Филипп Филиппович в полной тьме то на потолке, то на стене видел пылающий факел с голубым венцом. Открывая их, слеп вновь, так как с полу, разбрызгивая веера света, бросались в глаза лаковые штиблеты с белыми гетрами.


Как в калошах – с неприятным чувством подумал Филипп Филиппович, вздохнул, засопел и стал возиться с затухшей сигарой. Человек у двери мутноватыми глазами поглядывал на профессора и курил папиросу, посыпая манишку пеплом.


Часы на стене рядом с деревянным рябчиком прозвенели пять раз. Внутри них еще что-то стонало, когда вступил в беседу Филипп Филиппович.


- Я, кажется, два раза уже просил не спать на полатях в кухне, тем более днем?


Человек кашлянул сипло, точно подавившись косточкой, и ответил:


- Воздух в кухне приятнее.


Голос у него был необыкновенный, глуховатый, и в то же время гулкий, как в маленький бочонок.


Филипп Филиппович покачал головой и спросил:


- Откуда взялась эта гадость? Я говорю о галстухе.


Человечек, глазами следуя пальцу, скосил их через оттопыренную губу и любовно поглядел на галстух.


- Чем же гадость ? – заговорил он, – шикарный галстук. Дарья Петровна подарила.


- Дарья Петровна вам мерзость подарила, вроде этих ботинок. Что это за сияющая чепуха? Откуда? Я что просил? Купить при-личные ботинки, а это что? Неужели доктор Борменталь такие выбрал?


- Я ему велел, чтобы лаковые. Что я, хуже людей? Пойдите на Кузнецкий – все в лаковых.


Филипп Филиппович повертел головой и заговорил веско:


- Спанье на полатях прекращается. Понятно? Что это за нахальство! Ведь вы мешаете! Там женщины.


Лицо человека потемнело, и губы оттопырились.


- Ну, уж и женщины! Подумаешь. Барыни какие! Обыкновенная прислуга, а форсу, как у комиссарши! Это все Зинка ябедничает!


Филипп Филиппович глянул строго:


- Не сметь называть Зину Зинкой! Понятно?


Молчание.


- Понятно, я вас спрашиваю?


- Понятно.


- Убрать эту пакость с шеи. Вы… ты… вы посмотрите на себя в зеркало, на что вы похожи! Балаган какой-то! Окурки на пол не бросать, в сотый раз прошу. Чтобы я более не слышал ни одного ругательного слова в квартире! Не плевать! Вон плевательница. С писсуаром обращаться аккуратно. С Зиной всякие разговоры прекратить! Она жалуется, что вы в темноте ее подкарауливаете. Смотрите! Кто ответил пациенту пес его знает !? Что вы, в самом деле, в кабаке, что ли?


- Что-то вы меня, папаша, больно утесняете, – вдруг плаксиво выговорил человек.


Филипп Филиппович покраснел, очки сверкнули.


- Кто это тут вам папаша ? Что это за фамильярности? Чтобы я больше не слышал этого слова! Называть меня по имени и отчеству!


Дерзкое выражение загорелось в человеке.


- Да что вы все… То не плевать. То не кури. Туда не ходи… Что ж это на самом деле? Чисто как в трамвае. Что вы мне жить не даете?! И насчет папаши – это вы напрасно. Разве я вас просил мне операцию делать? – человек возмущенно лаял. – Хорошенькое дело! Ухватили животную, исполосовали ножиком голову, а теперь гнушаются. Я, может, своего разрешения на операцию не давал. А равно (человек возвел глаза к потолку, как бы вспоминая некую формулу), а равно и мои родные. Я иск, может, имею право предъявить!


Глаза Филиппа Филипповича сделались совершенно круглыми, сигара вывалилась из рук. Ну, тип , – пролетело у него в голове.


- Как-с, – прищуриваясь, спросил он, – вы изволите быть недовольным, что вас превратили в человека? Вы, может быть, предпочитаете снова бегать по помойкам? Мерзнуть в подворотнях? Ну, если бы я знал!..


- Да что вы все попрекаете – помойка, помойка. Я свой кусок хлеба добывал! А если бы я у вас помер под ножиком? Вы что на это выразите, товарищ?


- Филипп Филиппович! – раздраженно воскликнул Филипп Филиппович, – я вам не товарищ! Это чудовищно! – Кошмар, кошмар , – подумалось ему.


- Уж, конечно, как же… – иронически заговорил человек и победоносно отставил ногу, – мы понимаем-с. Какие уж мы вам товарищи! Где уж! Мы в университетах не обучались, в квартирах по 15 комнат с ванными не жили! Только теперь пора бы это оставить. В настоящее время каждый имеет свое право…


Филипп Филиппович, бледнея, слушал рассуждения человека. Тот прервал речь и демонстративно направился к пепельнице с изжеванной папиросой в руке. Походка у него была развалистая. Он долго мял окурок в раковине с выражением, ясно говорящим: На! На! . Затушив папироску, он на ходу вдруг лязгнул зубами и сунул нос под мышку.


- Пальцами блох ловить! Пальцами! – яростно крикнул Филипп Филиппович, – и я не понимаю – откуда вы их берете?


- Да что уж, развожу я их, что ли? – обиделся человек, – видно, блохи меня любят, – тут он пальцами пошарил в подкладке под рукавом и выпустил в воздух клок рыжей легкой ваты.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"