Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Постмодернистское пространство

5.02.2011

Постмодернистское пространство создается либо путем универсализации, когда моделируется космическое пространство (Х.Л. Борхес), либо в результате гиперболизации определенной реалии социальной жизни (В. Пелевин). Восприятие мира как хаоса в литературе русского постмодернизма проявляется в натуралистически подробном изображении всех язв и пороков советской и постсоветской действительности – только язв и только пороков.


Этой эстетической задаче соответствует и особое пространство, которое Л. Петрушевская очень точно определила в знаменитом высказывании: Кончается счастливое парение в высотах, и глазам открывается хорошо унавоженное пространство, где отныне и навсегда предстоит жить… . Действие большинства произведений русского постмодернизма разворачивается на замусоренных, плохо освещенных улицах, в квартирах, похожих даже не на гробы, как комната Раскольникова, а на коробки, в которых возят кроликов, – с одинаковыми ячейками, с заплеванными, исписанными ругательствами лестничными площадками. События пьесы Л. Петрушевской Три девушки в голубом происходят в дачном домике, где протекает крыша, нет элементарных удобств – устройство отхожего места становится неразрешимой проблемой, вокруг которой и вращаются мысли и поступки героинь. Действие Вальпургиевой ночи Вен. Ерофеева развивается в психиатрической клинике, где больных избивают, морят голодом, пытают, а порой и забивают насмерть.


Немногим от психбольницы отличается описанная В. Пьецухом в романе Новая московская философия коммунальная квартира, захламленная, заросшая многолетней грязью,  где бродят полчища тараканов, а люди боятся выходить на кухню.


Новые принципы организации художественного времени и пространства обусловлены, по определению И. Ильина, тем, что в постмодернизме все, принимаемое за действительность, на самом деле не что иное, как представление о ней, зависящее к тому же от точки зрения, которую выбирает наблюдатель и смена которой ведет к кардинальному изменению самого представления. <…> восприятие человека объявляется обреченным на мультиперспективизм : на постоянно и калейдоскопически меняющийся ряд ракурсов действительности, в своем мелькании не дающих возможность познать ее сущность


Постмодернизм – явление, развивающееся крайне неравномерно. Постмодернизм занял господствующее положение в литературах, имеющих богатый опыт модернизма. И. Скоропанова замечает, что, хотя постмодернизм впервые возник в  Америке, откуда пришел в европейскую культуру, следует отметить феномен опережающего его появления в литературах ряда стран, еще не вступивших в эпоху постмодерна. Таковы, например, русская, польская, македонская литературы, в которых наличествовали тенденции к культурной открытости, космополитизму, существовали зачатки нового мышления (3;70).  Именно поэтому, делает вывод И. Скоропанова, можно говорить о западной (американской и западноевропейской) и восточной (восточноевропейской и русской) модификациях постмодернизма.


Западная концепция постмодернизма отличается некоторым теоретизированием и близостью к структурализму. Почти обязательным атрибутом постмодернистских текстов являются рассуждения о процессе написания данного произведения, причем авторы апеллируют к работам теоретиков структурализма и постмодернизма – Ролану Барту, Мишелю Фуко, Жаку Деррида, – объясняя читателю, воспитанному на реалистической литературе, невозможность в современных условиях писать в традиционной манере. Это свойственно таким авторам “постмодернистского романа”, как Д. Фаулз, А. Роб-Грийе, Х. Кортасар.


Более того, многие теоретики для подтверждения своих гипотез создают художественные тексты, иллюстрирующие теории повествования. Признанный классик постмодернизма Умберто Эко, создавший “хрестоматийные” постмодернистские романы “Имя розы”, “Маятник Фуко” и “Остров Накануне”, является профессором семиотики.


И. Ильин считает, что симбиоз художественного вымысла и литературоведения отражает глубинное недоверие к логике как воплощению рационального познания мира, лежащее в основе постмодернистского сознания.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"