Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Герой испанской героической поэмы «Песнь о моем Сиде»

4.02.2011

Сид главный положительный герой «Песни». Оклеветанный завистниками и изгнанный королем Альфонсом VI из Кастилии, он вынужден взяться за оружие и идти в поход против мавров. Сид отвоевывает у неверных Валенсию и другие земли благодаря воинскому таланту и житейской мудрости (последнее отличает его от Роланда, каким тот изображен в «Песне о Роланде»). Герой также захватывает богатую военную добычу, что позволяет ему примириться с королем.


В «Песни» подчеркивается непререкаемый авторитет Сида среди родичей и вассалов, который основывается не только на его мудрости, но и на справедливости, отеческой заботе о семье и войске. С. наделен чертами идеального эпического властителя (что сближает его с образом Карла Великого). С. совершенно чужда героическая неистовость, эпическая безмерность. Он уравновешен, рассудочен и дальновиден, несмотря на то что в поход против мавров выступает движимый обидой на несправедливость Альфонса VI.


В поэме дается разносторонняя характеристика Сида. Прежде всего герой предстает как славный воин и верный вассал, который освобождает испанскую землю от мавров и не забывает отсылать часть военной добычи своему сюзерену – королю Кастилии. Сказитель подчеркивает также благородство и великодушие С. Эти черты характера герой проявляет по отношению к маврам, которым он позволяет мирно жить и трудиться на отвоеванных землях. За это мавры его любят и благословляют. Более того, С. поддерживает дружеские отношения с «врагом» – правителем Молины мавром Абенгальбоном. Поэма подчеркивает присущее С. чувство собственного достоинства, силу душевных чувств и сдержанность в их проявлении. Характерен в этом смысле эпизод суда над инфантами Карионскими.


После того как инфанты бросили в лесу своих жен (дочерей С.) и обрекли тем самым на смерть, чтобы завладеть их состоянием, С. требует созвать кортесы и осудить этот поступок. Сам С. не удостаивает обидчиков поединком. Он отбирает у них свой подарок – боевые мечи Ко-ладу и Тисону, подчеркивая тем самым, что люди, поднявшие руку на беззащитных женщин, недостойны называться мужчинами. Попранная честь С. и его дочерей восстанавливается в ходе судебного поединка воинов С. с инфантами.


В отличие от Роланда Сид изображается также и в буднично-прозаической сфере. Много внимания сказитель уделяет привязанности С. к жене и дочерям. В отношениях с ними проявляется эмоциональная сторона его характера. Так, сцену прощания С. с женой Хименой перед походом на Валенсию принято сравнивать по накалу чувств со сценой прощания Гектора и Андромахи. Сказитель подчеркивает «демократичность» образа С., вводя эпизод с бургосскими ростовщиками, которым он оставляет в залог сундуки, набитые песком и камнями.


Так Сид проявляет обычно не свойственную эпическому герою хитрость. Позднее, однако, он щедро расплачивается с ростовщиками. С. также становится героем ряда других эпических поэм в Испании. Он является прототипом испанских романсеро и героя трагедии П.Корнеля «Сид» (1636).


СИД (фр. Le Cid) — герой трагедии П. Корнеля «Сид» (1636; второй вариант — 1660). В тексте — Дон Родриго. Исторический прототип — Родриго (Руй) Диас де Бивар, легендарный испанский полководец времен Реконкисты (XI в.), прозванный Сидом (то есть господином, повелителем). Литературные прообразы героя Корнеля многочисленны. Это прежде всего Сид народных испанских романсеро; ближайший драматургический прообраз — Родриго, герой трагикомедии Гильена де Кастро «Молодые годы Сида».


Сюжет трагедии (история превращения Родриго, юного отпрыска воинственного испанского рода, в могучего, одаренного мистической властью над покоренными маврами Сида) имеет реальные исторические основания. Структура образа героя чрезвычайно многослойна. В нем различимы черты мифологического героя, а судьба его (как она представлена в трагедии) обладает всеми атрибутами «героической судьбы», как трактует последнюю миф.


Можно сказать, что «внутри» сюжета корнелевской пьесы живет древняя модель ар-хетипического сюжета с традиционными мотивами формирования героя: местью за отца, инициацией, испытаниями и даже ритуальным «поединком за невесту». В трагедии присутствует тема ритуальной смерти и воскрешения героя: главный персонаж в известном смысле «умирает» как Родриго и «возрождается» Сидом. При этом фольклорно-мифологический пласт занимает в семантическом пространстве образа подчиненное место. Гораздо более очевидны в облике Родриго черты современного Корнелю кавалера, следующего галантной этике века абсолютизма:


…предать любовь свою


Не лучше, чем сробеть пред недругом в бою


Средневековая история о юноше, отомстившем отцу любимой за поруганную честь дома, а затем прославившемся в качестве защитника Отечества, превратилась под пером Корнеля в трагическое повествование о герое, способном встать вровень с испытывающей его судьбой, противопоставив ей решение, плод совместного напряжения ума и сердца, а также о цене, которую платит личность за осуществление своего призвания.


В названии пьесы дана своеобразная экспозиция героя, сопровождающая юного Родриго на всем протяжении рассказа некоей «формулой узнавания». Так, юный возлюбленный Химены для читателя и зрителя уже заранее несет на себе отсвет славы легендарного воителя, хотя в трагедии героя никто Сидом не называет. Прозвище великого полководца, вынесенное в название пьесы, оказывается кодом ее прочтения. Перед нами не частная история, но складывающаяся на наших глаза формула героизма. Образом Родриго-Сида Корнель стремится ответить на вопрос: что есть герой, результатом каких внутриличностных процессов является тот человеческий тип, который несет на своих плечах миссию общественного служения, жертвуя жизнью сердца, преодолевая дисгармонию духа. Решая вопрос о мести отцу любимой, Родриго не просто находится перед известной дилеммой «чувства и долга», но выбирает для себя жизненную программу, тип существования.


В знаменитой сцене Стансов в Родриго происходит своеобразный любовный 371 катарсис: страсть к Химене как бы очищается от своей чувственно-эгоистической оболочки, ибо герой теряет право обладать предметом своих желаний. И на развалинах любви первоначальной возникает чувство, чуждое грубо-конкретных претензий, проникнутое ощущением трагической невозможности его удовлетворения. Родриго «посвящает» свое чувство родовому долгу, как бы подтверждая идеальную зависимость любви и общественных отношений, в конечном счете складывающихся из близости людзй.


Приняв решение мстить отцу любимой, Родриго становится Сидом прежде, чем совершает свои военные подвиги. Диалектика этого решения в том, что с «рождением» Сида как бы отмирает юношеская часть его существа, делавшая его «рыцарем Химены».


Он становится теперь «рыцарем Отечества». Целостность героического существования, обретенная в служении долгу, дается герою ценой отказа от полноты личностного бытия.


Родриго — истинный трагический герой: он и «жрец», и «жертва» одновременно. Ведь Сид — это формула победы, безусловной власти, социального превосходства, но Сид — это и символ чуждости (прозвище ему дали враги-мавры), знак потери.


Образ Родриго-Сида занимает во французской культуре особое место. Существует поговорка: «Прекрасен, как Сид», выражающая национальное отношение к герою Корнеля, ставшему мерилом достоинств представителей сильного пола.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"