Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Наш собеседник Карамзин

29.01.2011

Историческая эпоха – силовое поле противоречий и пространство человеческого выбора, что сама суть ее как исторической эпохи состоит в подвижной разомкнутости на будущее; тело некая равная себе субстанция. Житейской мудростью, или здравым смыслом, знанием людей без чего невозможно то искусство понимать сказанное и написанное, каковым является филология.  Содержание гуманитарной мысли по-настоящему обнаруживается только при свете жизненного опыта – человеческого опыта. Объективное существование смысловых аспектов литературного слова имеет место лишь внутри диалога и не может быть извлечено из ситуации диалога.


Истина лежит в иной плоскости. Древний автор и древний текст общение с ними есть понимание «поверх барьеров» непонимания, предполагающее эти барьеры. Минувшая эпоха – эпоха жизни человечества, нашей жизни, а не чужой. Быть взрослым – это значит пережить детство и юность.   Заключение  Автор «Истории Государства Российского» – человек астрономически далекой эпохи, чей язык и убеждения считались глубокой стариной уже в 1840-х годах.


Карамзин – виднейший деятель своей эпохи, реформатор языка, один из отцов русского сентиментализма, историк, публицист, автор стихов, прозы, на которых воспитывалось поколение. Все это достаточно для того, чтобы изучать, уважать, признавать; но недостаточно, чтобы полюбить в литературе, в себе самих, а не в мире прадедов. Кажется, две черты биографии и творчества Карамзина делают его одним из наших собеседников.  Историк-художник.


Над этим посмеивались уже в 1820-х, от этого старались уйти в научную сторону, но именно этого, кажется, не хватает полтора века спустя. В самом деле, Карамзин – историк предлагал одновременно два способа познавать прошлое; один – научный, объективный, новые факты, понятия, закономерности; другой – художественный, субъективный. Итак, образ историка – художника принадлежит не только к прошлому, совпадение позиции Карамзина и некоторых новейших концепций о сущности исторического познания – это говорит само за себя? Такова, полагаем, первая черта «злободневности» Карамзинских трудов.  А, во-вторых, еще и еще раз отметим тот замечательный вклад в русскую культуру, которой именуется личностью Карамзина.


Карамзин – высоконравственная привлекательная личность, которая на многих влияла прямым примером, дружбою; но на куда большее число – присутствием этой личности в стихах, повестях, статьях и особенно в Истории. Карамзин ведь был одним из самых внутренне свободных людей своей эпохи, а среди друзей, приятелей его множество прекрасных, лучших людей. Он писал, что думал, рисовал исторические характеры на основе огромного, нового материала; сумел открыть древнюю Россию, «Карамзин есть наш первый историк и последний летописец».



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"