Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Создание образа Моби Дика

4.02.2011

Вторым, равным по значимости Ахаву, выступает образ Белого кита, который выступает в двоякой роли: в роли кита и в роли символа судьбы, рока.  В начале повествования белый кит символ страха, его боятся все китобои, слывшие своей храбростью. Затем он становится целью охоты Ахава, который пострадал в схватке с ним, в самом же конце он становится вершителем правосудия, карающем покусившихся на святая святых на саму суть мира, борющихся со злом по сути ставшими самим этим злом.


В романе для создания этого образа встречаются различные по структуре словосочетания : «crooked jaw», «murderous monster», многочленные: «a peculiar snow-white wrinkled forehead», «a high pyramidical white hump». Среди двучленных словосочетаний есть клишированные и концептуально-обусловленные: «submerged trunk», «great whale», «wrinkled brow», «noble whale»outblown rumours» и коннотативные: «white elephant», «transparent skin».


В романе при создании этого образа клишированные и концептуальные являются не многочисленными и служат, в основном, для передачи информации о том как выглядит кит, его физические особенности, мнений некоторых людей о нем. Например, «wite-headed whale», «sikle-shape jaw», «snow-white brow», «thick-lipped leviathan». Все эти словосочетания содержат сложно производное прилагательное. Значение двух основ в каждом сложном прилагательном тесно связываются, что ведет к более конкретному описанию. Все эти словосочетания помогают автору создать четкий портрет кита.


В романе очень важную роль играют коннотативные словосочетания. На протяжении романа много раз киты называются их ветхозаветным названием «leviathans». И это не случайно. Тем самым роль Белого кита сравнивается с теми тремя, которые по приданию держали на своих спинах Землю. И белизна в этом случае выступает не как то, что он альбинос, а говорит о его какой-то связи с его праотцами, на которых держался мир. Не зря же автор посвящает целую главу обсуждению белизны вообще и кита в частности.


Некоторые словосочетания помогают автору создать некий «грозный» образ  кита. Часть из них является мотивированными словосочетаниями, включающие прилагательные с суффиксом «-y», например: «stuffy atmosphere», «mighty Leviathan», «deadly assault», «first assailant». Эти словосочетания создают представление о ките, как о чем-то громоздком, большом и агрессивном. И уже не берется в расчет, что быть таковым его вынудили сами люди, которые за ним охотятся.


Но отношение к киту меняется, когда мы видим другой образ того же кита. «Peaceble gush of mystic fountain», «smoky mountain mist», «a milky-way wake of gleaming foam» — здесь уже мы видим кита как бы в некоей таинственной дымке, он преображается и становится сказочным. Фонтан всегда притягивает внимание зрителя свей загадочностью, а туман ассоциируется в сознании с застоем, нескончаемой неизменяющейся неизвестностью, определенной умиротворенностью. Примечателен здесь и тот факт, что автор подмечает сходство вспененной воды, которую кит оставляет за собой с млечным путем. Тем самым он как бы ставит кита в разряд небесных правителей, которые повелевают «млечным путем» на небе. Клишированное словосочетание «milky way» усиливает значение и образность второго атрибутивного словосочетания в этом тандеме.


Немотивированны словосочетания также играют важную роль в создании атмосферы присущей вечерней палубе корабля, где все матросы не могут говорить ни о чем кроме предстоящей погоне за китом. Например, словосочетание «hushed murmur». Это словосочетание построено на оксюмороне. Существительное «murmur» является поэтичным описанием вечернего шума на палубе. Другое словосочетание hot streets не только описывает атмосферу на океанских дорогах, но также указывает на то, что они часто используются  морскими обитателями и их преследователями.


Важную роль играет словосочетание departing sun . Использование причастия departing подчеркивает движение солнца. Закат здесь становится символом приближающейся смерти. Употребление такого словосочетания в значении заката является метафоричным.


Коннотативные словосочетания используется автором для придания более ярких образов своему герою. Некоторые словосочетания описывают внутреннее состояние Белого кита. Например, словосочетания strange wrath , hot anger описывают его в момент, когда он атакуем «Пекодом». Существительные wrath   и anger являются синонимами. Словосочетание hot anger построено на метафоре. При помощи этих словосочетаний автор описывает силу чувств и эмоций, захлестнувших его. Осознание безысходности будит в нем злость и ненависть к своим преследователям.


Ряд коннотативных словосочетаний используется автором для описания кита физического. Например, словосочетание a heavy building употребляется автором при описании его телосложения. Оно строится на сравнении и помогает представить внешность этого кита, какие-то физические характеристики , помимо его белизны. Словосочетание cold creature дает представление о его характере. Киты гигантские  океанские одиночки. Словосочетание quiet existence описывает образ жизни этого существа (эти словосочетания в дальнейшем обыгрываются автором в сложные и усугубляют этот образ: a silent cold creature , cold quiet voice ).


В данном романе автор использует свой любимый прием описания героев через одну часть тела. Описывая кита, он говорит о его горбе – a high white pyramidical hump . Это словосочетание описывает белый цвет китового горба. Белые горб является символом древности, ветхозаветности, природности (этот образ усугубляется клишированным словосочетанием white hump and head , white great-grand God , которые описывают всеобщую белизну и такую же старость, старость праотцов). Все эти словосочетания создают образ тихого, закрытого в своем мире морского существа, который был не причинял ни кому никакого вреда и в то же время служил символом природы, как бы  беря свое начало с самого сотворения мира.


Многочленные коннотативные словосочетания также помогают автору в создании образов. Например, через словосочетания «open-doored marble tomb» и «long, narrow marble trunk» частично повторяет описание кита. Этот повтор указывает на внешнее сходство кита и гроба, тем самым автор показывает в ките могилу и забвение для всех посягнувших на него. Повтор прилагательного «marble» в обоих словосочетаниях на немую красоту и полное забвение в вечности.


Другой пример высвечивает несколько другой аспект. «Planetary ever-contracting circles» словосочетание тоже достаточно необычное. Планеты, как известно находятся на орбите которая постоянна и не изменяется. Но автор через него показал постоянство кита, плывущего по кругу, а тот водоворот, который он образовал, затянул всех в морскую пучину.


Некоторые словосочетания описывают внутреннее состояние кита, его настроение и желания. Например, словосочетание a warm tender impulse построено на оксюмороне. Слово impulse ассоциируется с быстрым резким движением или желанием. Употребление прилагательных warm   и tender в данном словосочетании кажется парадоксальным. В самый последний момент перед тем как уйти на дно и унести за собой всех на дно, казалось , что у кита возникло желание дать людям одуматься, дать им последний шанс.


В романе, для описания кита, применяются, также,  и словосочетания типа «A+N+prep+N» и «A+A+N+prep+N» например «wrenched hideousness of his jaw» или «more wonderous phenomenon of breaching». Использование существительных с суффиксом «-ness» придает словосочетаниям дополнительную красоту и выразительность.


Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"