Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Тристан и Изольда герои литературных памятников средневековья

2.02.2011

Легендарными прототипами Тристан и Изольда . считаются образы кельтских, ирландских и шотландских легенд. Имя Т. впервые встречается в форме Дроостан (Дрост, Дрест) в генеалогиях пиктских королей VIII в. Многие сюжетные параллели к Т. и И. можно обнаружить в двух ирландских сагах — «Изгнание сыновей Уснеха» и «Бегство Ди-армайда и Грайне». Л.Д.Михайлов считает, что И. унаследовала многие черты своих кельтских предшественниц. Ее имя в форме Eselt встречается в англосаксонском источнике 967 г.


Во время нормандского завоевания Англии образы Т. и И. перешли во французскую литературу (имя Т. созвучно с фр. triste – «печальный»). Существует также предположение, что мифологические корни образов Тристан и Изольда уходят в яфетические (жителей Афревразии) сказания о космических стихиях, о Солнце — Т. и о воде — И. Литературная генеалогия этих героев восходит к т.н. «Прототипу» — первому французскому роману о Т. и И. (целиком утерян). Сохранились лишь две стихотворные обработки «Прототипа», датируемые втор. пол. XII в.: поэма Беруля и фрагменты романа Трувера Тома. Немецкий вариант романа о Т. и И. создали Эйльгарт фон Оберг (около 1190) — по Берулю и Готфрид Страсбургский (нач. XIII) — по версии Тома. Помимо этого существует прозаический французский роман, норвежская сага, английская поэма «Сэр Тристрем», французская поэма «Тристан Юродивый», «лэ» Марии Французской «Жимолость» — все они относятся к XIII в. В средневековой литературе Т. и И. стали синонимами идеальных любовников и нередко избирались в качестве псевдонимов трубадурами и теми дамами, которым они посвящали свои любовные стихи. Различают три версии образа Тристан и Изольда: эпическая (Беруль — его И. бесконечно далека от куртуазных героинь рыцарских романов, она постоянна в своем чувстве, решительна, откровенна); лирическая (Тома — Т. оказывается героем, постоянно раздираемым двумя противоположными и исключающими друг друга чувствами: привязанностью к Марку, мужу И., и любовью к И.); рыцарская, где Т. из любовника, всецело поглощенного своим чувством, превращается в обыкновенного странствующего рыцаря.


Образы Тристана и Изольда в корне отличались от персонажей куртуазной литературы. А.Н. Веселовский отмечал, что Тристан и Изольда любят друг друга одинаково страстно, увлеченные одной и той же силой: из Т. трудно было сделать sergent d’amour. И. не о чем было умолять. Поэтому во времена Возрождения сюжет о Т. и И. был практически забыт. (Единственное исключение — роман Пьера Сала «Тристан» (нач. XVI в.). В нем любовь Т. и И. имеет счастливый конец.) Лишь с конца XVIII в. возникают десятки новых обработок этого сказания. К образам Тристан и Изольда обращаются поэты Виланд, А.В.Шлегель, Рюккерт, Иммерман, Вакернагель, Платен, М.Арнольд, Теннисон, Суинбери.


Герои музыкальной драмы (оперы) Р.Вагнера «Тристан и Изольда» (1859). Вагнер видел в образах Т. и И. прежде всего трагедию любящих и страдающих людей: «Их чувство проходит до конца все фазы бесплодной любви со сжигающим их в глубине души пламенем, начиная от самых робких сетований, в которых выражает себя неутомимо-страстное желание, от нежнейшего трепета — до вспышки страшного отчаяния при осознании безнадежности этой любви, пока, наконец, бессильно никнущее в себе самом чувство Т. и И. не угасает, как бы растворясь в смерти».


Герои романа французского писателя и ученого-филолога Ж.Бедье «Роман о Тристане и Изольде» (1900). Бедье создал свою версию Т. и И. на основе версий Беруля, Тома, Эйльгарта фон Оберга и Готфрида Страсбургского. Гастон Парис в предисловии к роману Бедье писал, что смысл его — в роковом характере любви, возвышающейся над всеми законами. Любовь Т. и И. преодолевает внутренние препятствия: ревность, подозрительность, жестокое желание отомстить за мнимое предательство. Образы Т. и И. символизируют такие глубинные антиномии человеческой жизни, как противоречие между законной и незаконной любовью, между любовью и долгом, между дружбой и предательством, и, наконец, между любовью и страстью. В конце романа Бедье как бы посвящает образы Т. и И. читателю: «Они шлют через меня вам привет, всем тем, кто томится и счастлив, кто обижен любовью и кто жаждет ее, кто радостен и кто тоскует, всем любящим. Пусть найдут они здесь утешение в непостоянстве и несправедливости, в досадах и невзгодах, во всех страданиях любви».



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"