Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Центральный персонаж комедии А.Н. Островского «Лес»

2.02.2011

Провинциальный актер, комик Счастливцев «парный» персонаж к трагику Несчастливцеву, как Санчо Панса — к Дон Кихоту. Житейский практицизм, здравый смысл, трезво-ироническое и проницательное восприятие действительности делают его «земным» персонажем, контрастным по отношению к «возвышенному» Несчастливцеву.


Прирожденный актер, Счастливцев уверенно и артистично театрализует свое жизненное поведение в рамках своего комического амплуа. Мастер фарсовых ситуаций, он обладает хорошим чутьем на смешное в жизни, знает толк в шутовских эффектах и блестяще владеет приемом «апарте», оттеняющим «глупое» прекраснодушие Несчастливцева.


Имея в памяти и перед глазами пример великого артиста А.Е.Мартынова, Счастливцев соглашается на роль слуги Несчастливцева; «войдя в образ», ловко устраивается, будучи сыт с «барского стола», пьян и доволен. В соответствии с амплуа «слуги-пройдохи» он представляется лакею Карпу Сганарелем, с ключницей Улитой разыгрывает «черта», а невежественному грубияну Бодаеву коротко говорит о своей сценической специальности: «скворцом свищу, сорокой прыгаю».


Присущее Несчастливцеву чувство собственного достоинства у Счастливцева возникает в сниженном варианте «амбиции» и обидчивости. Скитальческая жизнь социально униженного человека накопила в нем немало душевной горечи, а нелегкий актерский путь вниз — от «первого любовника» до «суфлера» — приучил его смотреть на вещи легко, не унывать при очередной перемене судьбы, не брезговать при случае «насчет чужого».


Как показывает монолог о житье «у родных», в С. сохранился благородный остаток актерской «возвышенной души». Бесшабашный гаер и «пеший путешественник», он не приспособлен для прилично-однообразной жизни городского обывателя. Актерская судьба — единственно возможная для него. Преданность бедной, но вольной театральной жизни роднит его с Несчастливцевым и объясняет финальную реплику трагика, обращенную к С.: «Руку, товарищ!»


Робинзон в «Бесприданнице», скатившийся до положения шута у богатых бар, и Шмата в пьесе «Без вины виноватые» — «комик в жизни и злодей на сцене»,— являются развитием комического типа Счастливцева.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"