Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Фольклорные традиции в «Песне про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова»

23.01.2011

«Ой ты гой еси, царь Иван Васильевич!» — звучит под сводами боярского дома пожелание благополучия. Голос гусляра звучит удивительно громко. И полилась протяжная песня, похожая на долгую дорогу гусляра от села к селу, от города к городу. Гусляров почитали на Руси, во многих народных песнях, былинах и балладах сам князь подносил чарку «меду пенного» и усаживал их за «дубов стол, к зелену вину». И никто не мог заставить гусляров говорить неправду, были они своего рода «гласом народным».


Центральной темой «Песни про купца Калашникова» становится борьба добра и зла, борьба Правды и Кривды. В заглавии лермонтовского произведения обозначены три действующих лица: Иван Васильевич — вершитель судеб на земле, Калашников — носитель Правды. Особняком от них стоит молодой опричник («опричь» — «особо»). При этом сразу нельзя сказать, что Кирибеевич — это воплощенное злодейство. Он полюбил замужнюю женщину, и любовь эта перевернула все в душе верного царского слуги. Он мучится от тоски и безысходности, а может быть, и от угрызений совести. Не случайно гусляры говорят о нем: «лукавый раб».


Кирибеевич рассказывает царю о своей возлюбленной:


Косы русые, золотисты,


В ленты алые заплетенные,


По плечам бегут, извиваются,


С грудью белою целуются.


Совсем скоро царский опричник Кирибеевич схватит свою возлюбленную Алену Дмитриевну сильно за руки, скажет ей, что «он не вор какой, душегуб лесной». И пригрозит, что он слуга «царя грозного», «из славной семьи из Малютиной».


О своем впечатлении женщина потом расскажет мужу:


Испугалась я пуще прежнего;


Закружилась моя бедная головушка.


Нет у Алены Дмитриевны иного заступника, кроме мужа — купца Калашникова, которому и предстоит биться «за семью нашу честную» да «за святую правду матушку». По условиям того времени вольные поединки проводились на льду реки. Для победы было достаточно каким-либо способом сбить с ног человека. Кирибеевич уверен в своей победе. Он говорит:


Не родилась та рука заколдованная


Ни в боярском роду, ни в купеческом…


По-видимому, опричник действительно не знал ранее поражений в кулачных боях. Опричник просит Калашникова назвать свое имя для того, «чтобы знать, по ком панихиду служить, чтобы было чем и похвастаться». Честно отвечает ему купец Степан Парамонович, назвав себя, что «вышел он на страшный бой, на последний бой», объяснив супротивнику, чем вызвана его решимость стоять насмерть. И погиб опричник еще до удара купца:


Побледнел в лице, как осенний снег,


Бойки очи его затуманились,


Между сильных плеч пробежал мороз…


Ударив «впервой купца Калашникова» «посередь груди», угодил ему Кирибеевич в «медный крест со святыми мощами из Киева»:


И погнулся крест и вдавился в грудь;


Как роса, из-под него кровь закапала…


Крест спас Степана Парамоновича. Значит, именно за ним была правда. Высший суд признал купца правым, а царь приказал его казнить. Народ схоронил героя «меж трех дорог», где


Пройдет стар человек—


перекрестится,


Пройдет молодец—приосанится,


Пройдет девица—пригорюнится,


А пройдут гусляры — споют песенку.


Фольклорная основа поэмы Лермонтова чувствуется во всем, буквально в каждой фразе. Все герои, их действия и поступки во многом похожи на героев народного эпоса.



1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"