Головна | Правила | Додати твір | Новини | Анонси | Співпраця та реклама | Про проект | Друзі проекту | Карта сайта | Зворотній зв'язок

Воспоминания современников о Гумилеве

27.01.2011

К 1910-1912 гг. относятся воспоминания о Гумилеве г-жи В. Неведомской. Она и ее молодой муж были владельцами имения Подобино, старого дворянского гнезда в шести верстах от гораздо более скромного Слепнева, где Гумилев и его жена проводили лето после возвращения из свадебного путешествия .В это лето Неведомские познакомились с ними и встречались чуть не ежедневно. Неведомская вспоминает о том, как изобретателен был Гумилев в выдумывании разных игр. Пользуясь довольно большой конюшней Неведомских, он придумал игру в “цирк”.


Николай Степанович ездить верхом, собственно говоря, не умел, но у него было полное отсутствие страха. Он садился на любую лошадь, становился на седло и проделывал самые головоломные упражнения. Высота барьера его никогда не останавливала, и он не раз падал вместе с лошадью. В цирковую программу входили также танцы на канате, хождение колесом и т. д. Ахматова вы- ступала как “женщина-змея”: гибкость у нее была удивительная – она легко закладывала ногу за шею, касалась затылком пяток, сохраняя при всем этом строгое лицо послушницы. Сам Гумилев, как директор цирка, выступал в прадедушкином фраке и цилиндре, извлеченных из сундука на чердаке. Помню, раз мы заехали кавалькадой человека десять в соседний уезд, где нас не знали. Дело было в Петровки, в сенокос.


Крестьяне обступили нас и стали расспрашивать – кто мы такие? Гумилев, не задумываясь, ответил, что мы бродячий цирк и едем на ярмарку в соседний уездный город давать представление. Крестьяне попросили нас показать наше искусство, и мы проделали перед ними всю нашу “программу”. Публика пришла в восторг, и кто-то начал собирать медяки в нашу пользу. Тут мы смутились и поспешно исчезли. Неведомская рассказывает также о придуманной Гумилевым игре в “типы”, в которой каждый из играющих изображал какой-нибудь определенный образ или тип, например “Дон Кихота” или “Сплетника”, или “Великую Интриганку”, или “Человека, говорящего всем правду в глаза”, причем Должен был проводить свою роль в повседневной жизни. При этом назначенные роли могли вовсе не соответствовать и даже противоречить настоящему характеру данного “актера”. В результате иногда возникали острые положения. Старшее поколение относилось критически к этой игре, молодых же “увлекала именно известная рискованность игры”.


По этому поводу г-жа Неведомская говорит, что в характере Гумилева “была черта, заставлявшая его искать и создавать рискованные положения, хотя бы лишь психологически”, хотя было у него влечение и к опасности чисто физической. Вспоминая осень 1911 года, г-жа Неведомская рассказывает о пьесе, которую сочинил Гумилев для исполнения обитателями Подобина, когда упорные дожди загнали их в дом.* Гумилев был не только автором, но и режиссером. Г-жа Неведомская пишет: Его воодушевление и причудливая фантазия подчиняли нас полностью и мы покорно воспроизводили те образы, которые он нам внушал. Все фигуры этой пьесы схематичны, как и образы стихов и поэм Гумилева. Ведь и живых людей, с которыми он сталкивался, Н. С. схематизировал и заострял, применяясь к типу собеседника, к его “коньку”, ведя разговор так, что человек становился рельефным; при этом “стилизуемый объект” даже не замечал, что Н. С. его все время “стилизует”.


В 1911 году у Гумилевых родился сын Лев. К этому же году относится рождение Цеха Поэтов, – литературной организации, первоначально объединявшей очень разнообразных поэтов (в нее входили и Блоки Вячеслав Иванов), но вскоре давшей толчок к возникновению акмеизма, который, как литературное течение, противопоставил себя символизму. Здесь не место говорить об этом подробно. Напомним только, что к 1910 году относится знаменитый спор о символизме. В созданном при “Аполлоне” Обществе Ревнителей Художественного Слова были прочитаны доклады о символизме Вячеслава Иванова и Александра Блока. Оба эти доклады были напечатаны в № 8 “Аполлона” (1910 г.). А в следующем номере появился короткий и язвительный ответ на них В. Я. Брюсова, озаглавленный “О речи рабской, в защиту поэзии”. Внутри символизма наметился кризис, и два с лишним года спустя на страницах того нее “Аполлона” (1913, № 1) Гумилев и Сергей Городецкий в статьях носивших характер литературных манифестов провозгласили идущий на смену символизму акмеизм или адамизм. Гумилев стал признанным вождем акмеизма (который одновременно противопоставил себя и народившемуся незадолго до того футуризму), а “Аполлон” его органом.


Цех Поэтов превратился в организацию поэтов-акмеистов, и при нем возник небольшой журнальчик “Гиперборей”, выходивший в 1912 – 1913 гг., и издательство того же имени. Провозглашенный Гумилевым акмеизм в его собственном творчестве всего полнее и отчетливее выразился в вышедшей именно в это время (1912 г.) сборнике “Чужое небо”, куда Гумилев включил и четыре стихотворения Теофиля Готье, одного из четырех поэтов – весьма друг на друга непохожих – которых акмеисты провозгласили своими образцами. Одно из четырех стихотворений Готье, вошедших в “Чужое небо” (“Искусство”), может рассматриваться как своего рода кредо акмеизма. Через два тода После этого Гумилев выпустил целый том переводов из Готье – “Эмали и камеи” (1914 г.).


Хотя С. К. Маковский в своем этюде о Гумилеве и говорит, что недостаточное знакомство с французским языком иногда и подводило Гумилева в этих переводах, другой знаток французской литературы, сам ставший французским эссеистом и критиком, покойный А. Я. Левинсон, писал в некрологе Гумилева: Мне доныне кажется лучшим памятником этой поры в жизни Гумилева бесценный перевод “Эмалей и камей”, поистине чудо перевоплощения в облик любимого им Готье.


Нельзя представить, при коренной разнице в стихосложении французском и русском, в естественном ритме и артикуляции обоих языков, более разительного впечатления тождественности обоих текстов. И не подумайте, что столь полной аналогии возможно достигнуть лишь обдуманностью и совершенством фактуры, выработанностью ремесла; тут нужно постижение более глубокое, поэтическое братство с иностранным стихотворцам.


В эти годы, предшествовавшие мировой войне, Гумилев жил интенсивной жизнью: “Аполлон”, Цех Поэтов, “Гиперборей”, литературные встречи на башне у Вячеслава Иванова, ночные сборища в “Бродячей Собаке”, о которых хорошо сказала в своих стихах Анна Ахматова и рассказал в “Петербургских зимах” Георгий Иванов. Но и не только это, а и поездка ,в Италию в 1912 году, плодом которой явился ряд стихотворений, первоначально напечатанных в “Русской Мысли” П. Б. Струве (постоянными сотрудниками которой в эти годы стали и Гумилев и Ахматова) и в других журналах, а потом вошедших большей частью в книгу “Колчан”; и новое путешествие в 1913 году в Африку, на этот раз обставленное как научная экспедиция, с поручением от Академии Наук (в этом путешествии Гумилева сопровождал его семнадцатилетний племянник, Николай Леонидович Сверчков).


Об этом путешествии в Африку (а может быть отчасти и о прежних) Гумилев писал в напечатанных впервые в “Аполлоне” “Пятистопных ямбах”: Но проходили месяцы, обратно Я плыл и увозил клыки слонов, Картины абиссинских мастеров, Меха пантер – мне нравились их пятна – И то, что прежде было непонятно, Презренье к миру и усталость снов. О своих охотничьих подвигах в Африке Гумилев рассказал в очерке, который будет включен в последний том нашего Собрания сочинений, вместе с другой прозой Гумилева. “Пятистопные ямбы” – одно из самых личных и автобиографических стихотворений Гумилева, который до того поражал своей “объективностью, своей “безличностью” в стихах. Полные горечи строки в этих “Ямбах” явно обращены к А. А. Ахматовой и обнаруживают наметившуюся к этому времени в их отношениях глубокую и неисправимую трещину:

Страницы: 1 2


1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 |
© 2000–2017 "Литература"